Катастрофа для русского кредита

После Мукдена Делькассе в беседе с Нелидовым дал понять, что не откажется от роли посредника в мирном урегулировании, если его об этом попросят. Посол сопроводил свое донесение об этой беседе специальной запиской о желательности мира и выгодах французского посредничества. Он утверждал, что продолжение войны и внутренних неурядиц грозит катастрофой для русского кредита и способно окончательно подорвать сам союз с Францией. Ламздорф представил записку Нелидова царю, не скрыв, что разделяет изложенные в ней взгляды.

Царь согласился использовать французское посредничество для выяснения перспектив «благопристойного» мира. 8 марта Ламздорф через Нелидова просил Делькассе постараться выяснить, склонна ли Япония к примирению, которое не затронуло бы великодержавного достоинства России. Предварительные условия царского правительства исключали уступку какой-либо части русской территории, уплату контрибуции, уступку железной дороги на Владивосток и ликвидацию русского военного флота на Тихом океане.

Делькассе вступил в объяснения с японским посланником в Париже. В начале апреля после ряда проволочек выяснилось, что Япония не согласна ни принять сформулированные Петербургом ограничения, ни сообщить свои прелиминарные условия. Тогда французский министр предложил России обратиться к Англии, чтобы побудить ее воздействовать на японцев. Однако Николай II категорически отверг мысль об английском посредничестве. Царское правительство предпочло сделать последнюю ставку на эскадру Рожественского.

В ночь с 13 на 14 мая эта эскадра, совершив 220-дневный поход и пройдя через три океана, вошла в Корейский пролив, еще ее поджидал японский флот. Шансов на успех было мало. Примерное численное равенство наблюдалось только в броненосцах. Но японские броненосцы превосходили русские в скорости, качестве брони и особенно в артиллерийском оснащении. Японская эскадра могла производить 360 выстрелов в минуту против 134 у русской, а фугасное действие японских снарядов было в 10—15 раз сильнее русских. Японский флот имел в 4,5 раза больше крейсеров, а миноносцев и эсминцев — в 7 раз больше, чем русский.

Неблагоприятное соотношение сил усугублялось промахами русского командования, Вице-адмирал Рожественский не верил в возможность победы над японским флотом и преследовал единственную цель — прорыв во Владивосток.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta