Контроль над дальневосточной политикой

Николай II согласился, но, со своей стороны, предпринял шаги, свидетельствовавшие о намерении закрепить контроль над дальневосточной политикой за сторонниками более решительного курса, 30 июля он подписал указ об учреждении наместничества на Дальнем Востоке с сосредоточением в ведении наместника (Е.И. Алексеева) всех вопросов обороны, экономических и даже дипломатических сношений с соседними государствами и подчинением его не министрам, а Особому комитету Дальнего Востока под своим личным председательством. Внешне этот акт демонстрировал повышенное внимание Петербурга к региону. С точки зрения борьбы внутри правящих кругов он означал очередной успех безобразовцев и их единомышленников. Но в механизм управления наместничество вносило вредный параллелизм и неразбериху. Одновременно понижался уровень дипломатических переговоров с дальневосточными странами, в частности с Японией. Они переносились из столицы в Порт-Артур, где их предстояло вести не министру иностранных дел, а наместнику. Такая перемена не могла, конечно, импонировать претендовавшей на равенство с великими державами Японии.

Как раз в день провозглашения наместничества Курино вручил Ламздорфу проект двустороннего соглашения по Дальнему Восто

ку. Статья 1 документа декларировала уважение независимости и территориальной неприкосновенности Китая и Кореи. В Маньчжурии японская дипломатия выступила под флагом «равного благоприятствуя для торговли и промышленности всех наций». Одновременно Япония претендовала на такие политические и экономические преимущества в Корее, которые фактически означали бы предоставление ей там свободы рук. На это Россия не могла пойти в силу важного стратегического значения Корейского полуострова. Еще труднее было достичь соглашения о Маньчжурии, где Токио добивался не только отказа России от притязаний на особое положение, но и признания японских железнодорожных интересов в южной части края. За конкретными разногласиями вырисовывалась борьба за преобладание в западной части Тихого океана.

Претензии Японии показались даже склонному к компромиссу Витте «чрезмерными». Он надеялся, однако, что в ходе переговоров их удастся урезать. Министр советовал принять японские условия, за исключением пункта о соединении корейской железной дороги с КВЖД и Шаньхайгуань-Нючжуанской линией.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta