Механизм военных и дипломатического ведомств

Тотчас механизм военных и дипломатического ведомств пришел в движение. В Париж и Лондон были отправлены телеграммы о принятом кардинальном решении. Извольскому поручалось при этом выразить французскому правительству благодарность за полученные накануне через Палеолога заверения в верности союзу. Бенкендорфу предписывалось вновь обратиться к английскому правительству с настоятельным призывом: «не теряя времени» присоединиться к России и Франции. Указ царя о всеобщей мобилизации нуждался в контрассигновании военного и морского министров, мнение которых было однозначно, и министра внутренних дел Н.А. Маклакова. Последний, как упоминалось, подписал документ не без сомнений, опасаясь непопулярности войны «в народных глубинах».

Перипетии дня на этом не кончились. Николай II все же телеграфировал Вильгельму относительно противоречия между его примирительным посланием и сообщением Пурталеса. Одновременно он высказал мнение о желательности передать австро-сербский вопрос Гаагской конференции125. Между 9.30 и 9.40 вечера царь получил телеграмму от Вильгельма. Кайзер полностью поддерживал выступление Австро-Венгрии и считал «вполне возможным для России остаться зрителем австро-сербского конфликта, не вовлекая Европу в самую ужасную войну, которую ей когда-либо приходилось видеть». Вместе с тем он полагал, что соглашение России с Австрией «возможно и желательно», и уверял, будто его правительство «продолжает прилагать усилия, чтобы достигнуть этого». Но непременное условие успеха посреднической миссии Германии — отказ России от военных приготовлений, которые могли бы рассматриваться Веной как угроза.

Николай II истолковал послание кайзера как свидетельство того, что европейской войны еще можно избежать. Отказываться от военных приготовлений против Австро-Венгрии, которая сама мобилизуется против России, конечно, нельзя. Но меры против Германии, пожалуй, следует задержать. Он позвонил Янушкевичу и распорядился о замене приказа об общей мобилизации приказом о частичной. Едва не отправленное распоряжение удалось в последний момент остановить. Вместо него около полуночи с 16-го на 17-е пошла телеграмма о частичной мобилизации.

Сазонов узнал о случившемся около 11 часов вечера. Позднее время не позволяло пытаться воздействовать на царя. Около часу ночи Пурталес добился у министра приема по срочному делу.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta