На пути из Вены

Министр предполагал вести их лично, но на пути из Вены скоропостижно скончался. Николай II оказался недостаточно подготовлен к самостоятельной дипломатической роли, а толковых и компетентных советников рядом не нашлось. В результате принятые в Париже решения по ближневосточному вопросу пришлось задним числом корректировать, к неудовольствию французских политиков.

В январе 1897 года новым министром иностранных дел России стал по протекции вдовствующей императрицы Марии Федоровны граф М.Н. Муравьев — ловкий царедворец, человек неглупый, но малообразованный и не любивший заниматься делами. Большую часть своей работы по руководству министерством он переложил на плечи опытного и трудолюбивого В.Н. Ламздорфа. Собственные импровизации министра, вызванные большей частью желанием угодить царю, нередко ставили российскую дипломатию в затруднительное положение. Так, в марте 1897 года Муравьев через французского посла Г. Монтебелло предложил внести уточнения в русско-французскую военную конвенцию 1892 года, дополнив ее статьей, которая не обязывала бы участниц мобилизовывать все силы и сосредоточивать их у границ в случае мобилизации одной из держав Тройственного союза по мотивам частного характера, не затрагивавшим интересы всеобщего мира. Инициатива министра не получила поддержки Франции и лишь встревожила его парижского коллегу Г. Аното («Эльзас и Лотарингия — это вопрос общего порядка?»).

Неприятный осадок от этого инцидента был развеян в ходе визита в Россию в августе того же года президента Ф. Фора. На этот раз слово «союз» публично прозвучало из уст царя, произведя еще больший международный эффект, чем в 1895 году. В ходе объяснений с Муравьевым и Николаем  Аното указал, что считает излишним письменно формулировать какие-либо добавления к уже существующим союзным обязательствам: они «могли бы породить только недоверие и опасную двусмысленность». Его собеседники не возражали.

В 1898 году в антигерманском союзе Франции и России проявилась тенденция к параллельному усилению его антибританекой направленности. Она была связана с обострением англо-французского колониального соперничества в Восточной Африке и англо-русских противоречий в Китае. Накануне «фашодского инцидента» новый министр иностранных дел Франции Т. Делькассе запросил, какую позицию займет российское правительство в случае возможного англо-французского конфликта.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta