На совещании посла

Витте, со своей стороны, представил записку, где советовал не прибегать в отношении Турции ни к каким мерам, связанным с применением силы, и действовать по возможности в согласии с континентальными державами Европы. Царь, склонявшийся к точке зрения Нелидова, вынес его записку на рассмотрение Особого совещания под своим председательством.

На совещании посла энергично поддержали Ванновский и Обручев. Управляющий МИД Шишкин отмалчивался или отделывался незначащими фразами. Управляющий Морским министерством П.П. Тыртов констатировал серьезные транспортные трудности, ставящие под вопрос успех десантной операции, но прямо отвергнуть проект не рискнул. Зато Витте возражал «весьма настоятельно и резко». Главный его аргумент состоял в том, что затея с десантом «приведет в конце концов к европейской войне», которая сведет на нет достижения предшествующего царствования. Совещание рекомендовало продолжать совместно с другими державами поиски средств для восстановления порядка и поддержания целостности Османской империи. Эти средства не должны были, однако, вести к замене турецких правительственных учреждений европейскими и установлению международного контроля над проливами. В случае же необходимости военно-морской демонстрации предполагалось обусловить согласие России на появление международной эскадры в Дарданеллах занятием ею Верхнего Босфора. Та же мера намечалась и в случае торжества анархии в турецкой столице и появления там иностранных военных судов для защиты европейских подданных и христианского населения. Царь одобрил эти рекомендации.

Принятое решение следует, по-видимому, рассматривать не как торжество точки зрения Нелидова, а как известный компромисс, шедший в русле предыдущей политики правительства и не выходивший за рамки оборонительных действий. Тем не менее он содержал в себе элементы проблематичности и серьезного риска.

Однако до осуществления предполагаемых мер дело не дошло. Европейская эскадра не вошла в проливы. Начало практической подготовки эвентуальной операции на Босфоре выявило крайнюю

проблематичность успеха в случае весьма вероятного противодействия Англии. Наконец, результаты зондажа, предпринятого в начале 1897 года Муравьевым в Париже и Берлине, оказались мало обнадёживающими. Аното разъяснил русскому министру, что в случае собственных предприятий России в проливах она может рассчитывать лишь на дипломатическую поддержку Франции.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta