Недостаток на Балканах

Особенно наглядно проявился этот недостаток на Балканах. Болгария оказалась во вражеском стане из-за несогласованных действий союзной дипломатии. Если бы этого не произошло, положение Антанты на Балканах могло быть совершенно иным.

Октябристы признавали необходимым активизировать деятельность русской дипломатии в Румынии, постараться привлечь ее в число союзников.

Наконец, Ковалевский высказался за немедленное учреждение при Министерстве иностранных дел особого органа, который «параллельно с выясняющимися международными отношениями и ходом войны подготовлял бы для России определенную программу требований» для будущей мирной конференции. Он считал необходимым привлечь в такой орган членов Думы и Госсовета, а также представителей других заинтересованных учреждений.

Особого внимания требовал, по мнению октябристов, польский вопрос, грозивший перейти из области внутренней политики на международную почву. Их тревожила активность австро-германской дипломатии в этом деле и пассивность русской. Парламентарии выражали надежду, что неприятельские войска будут изгнаны из пределов Польши и ее народу будет навсегда обеспечено мирное национальное развитие.

В целом платформа октябристов в сфере иностранной политики подтверждала их солидарность с царским правительством. В тоже время они требовали допустить общественные круги к выработке официальной внешнеполитической программы, к непосредственному участию в послевоенном мирном урегулировании в рамках международной конференции.

Особенно острая дискуссия по вопросам внешней политики и ведения войны развернулась после речи Милюкова в Думе 11 марта. Центральным для кадетского оратора по-прежнему оставался тезис о доведении войны до победного конца и обеспечении жизненных интересов России при заключении мира. Прежде всего внимание думской аудитории было привлечено к проблеме Черноморских проливов. «Нам нужен выход к свободному морю, — заявил Милюков. — Не для этого мы начали войну, потому что не мы ее начали. Но без этого мы ее не можем кончить», Подчеркнув затем, что высшая точка развития сил неприятеля уже достигнута, тогда как у России и ее союзников она «еще впереди», Мюлюков категорически отвергал возможность преждевременного мира. Не исключено, полагал он, что, предчувствуя приближение истощения, — а такой момент уже наступает — Германия умерит свои притязания и будет не прочь вернуться к довоенному статус-кво, облекая свою «уступчивость» в известную формулу «без аннексий и контрибуций».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta