Новый фаворит

Председателем комитета стал сам Николай II, заместителем он назначил министра внутренних дел В.К. Плеве, своего нового фаворита, а управляющим делами — проводника политики безобразовцев — адмирала А.М. Абазу. Членами комитета являлись также министры иностранных дел, военный, морской, финансов и наместник на Дальнем Востоке. Однако Николай II ни разу не собирал комитет, всеми делами заправляли по указанию его и Плеве адмиралы Абаза и Алексеев.

Однако «триумвират» царских министров в составе Витте, Ламздорфа и Куропаткина пытался оказать сопротивление авантюристической политике своего августейшего патрона. 1 августа 1903 г.

на заседании Особого совещания они единодушно признали «безусловно необходимым воздержаться от всякой активной политики в Корее, могущей привести к опасному столкновению с Японией, война с которой, при настоящих условиях, была бы большим бедствием для России». Результатом этого «вызова» царю и его единомышленникам явились лишь вскоре последовавшая отставка Витте с поста министра финансов и отстранение его от рычагов реальной политической власти.

Разногласия и противоборство в верхнем эшелоне государственной власти России не были устранены и после отставки Витте и существенного ослабления лагеря противников «нового курса». Тандем Ламздорф—Куропаткин пытался отстаивать свои позиции и противодействовать авантюристическому курсу. В результате вместо единого центра внешнеполитического руководства возникли два, вступившие в противоборство. Как отмечает российский исследователь Б.А. Романов, «иностранный дипломатический мир становился свидетелем явственного расстройства в самом центре аппарата царизма, что удесятеряло трудности его международного положения». Этим не преминули воспользоваться в Лондоне для оказания нажима на царское правительство в происходивших в это время между обеими странами переговорах о соглашении по азиатским проблемам. 11 июля 1903 г. заместитель британского министра иностранных дел лорд Д.Крэнборн заявил с трибуны парламента, что заключению соглашения с Россией, к чему стремится Великобритания, мешает отсутствие понимания в Лондоне, чего же хотят в Санкт-Петербурге, и не без сарказма заметил, что «пришлось усомниться в том, чтобы русское правительство представляло собой настолько однородную величину, насколько это возможно было бы a предполагать для дееспособного государства, напротив того, в русском правительстве оказалось по меньшей мере две партии, с которыми приходилось иметь дело».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta