Новый министр иностранных дел

Выбор царем государственного контролера Н.Н. Покровского в , качестве нового министра иностранных дел стало вторым нарушением вековой традиции, согласно которой на этот пост назначались карьерные дипломаты. Но Покровский был известен как очень опытный и неподкупно честный бюрократ и сильный экономист, что должно было успокоить думские и общественные круги. В МИД назначение Покровского вызвало «труднообъяснимое» удивление, поскольку он не был ни дипломатом, ни ставленником двора. Однако очень скоро там оценили его «важные преимущества» по сравнению с его предшественниками Извольским и Сазоновым,  а именно «его специальные важные знания», что сказалось на работе Парижской экономической конференции и Петроградской конференции союзников38.

Трехмесячная деятельность Покровского на посту министра иностранных дел была связана с уяснением взглядов на цели, политические и экономические последствия войны для России и с подготовкой к будущей мирной конференции. К этому времени проблему будущих отношений России с Германией политические стратеги МИД связывали с изменениями внешнеполитических приоритетов после войны. Они полагали, что политическая и военная мощь России должна быть «отдана обороне Константинополя и новых русских областей Галиции». Для этого необходимо строить отношения с Германией таким образом, чтобы граница с ней превратилась в «оплот мира» для России и Восточной Европы. Будущая граница России с Германией (точнее, польско-германская, поскольку объединенное Польское королевство под скипетром царя вошло бы составной частью в Российскую империю) должна была быть установлена исходя из справедливых историко-этнографических принципов и без включения в состав Польши немецких территорий39.

Николай II, очевидно, также размышлял о характере послевоенных отношений с Германией. В октябре 1916 года он предупредил британского посла в России Дж. Бьюкенена о том, что Россия может ограничиться изгнанием германских войск из Польши и, возможно, будет вынуждена удовлетвориться «нынешними границами (с Германией. —Авт.), как они ни плохи».

В свете таких задач, стоявших перед российской дипломатией, Покровский в специальном докладе Николаю II в начале 1917 года высказывался за скорейшую подготовку военно-морской операции по захвату Босфора еще до окончания войны с Германией.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta