Отношения с европейскими союзниками

13 июля начальник штаба  Ставки А.С. Лукомский передал французскому и английскому командованиям, что Тарнопольский прорыв и переброска противником дополнительных сил с запада угрожает «захватом наших хлебородных губерний и выходом в тыл армиям Румынского фронта». Он настоятельно просил, чтобы «решительное наступление союзников на англо-французском фронте не было отложено, а начато теперь же и велось с полной интенсивностью», не позволяя противнику перебрасывать войска с запада на восток. Скорого ответа не последовало, и три дня спустя просьба была повторена.

18 июля французский главнокомандующий А. Петэн передал генералу Занкевичу ответ, не содержавший сколько-нибудь определенных и конкретных обязательств. Британский главнокомандующий В. Робертсон сообщил 21 июля о начавшемся наступлении двух английских армий, носившем, впрочем, локальный характер. Он обещал оказывать давление на немцев и в дальнейшем, но предупреждал, что оно будет включать ряд последовательных операций, разделенных паузами78. Запоздалые и недостаточно энергичные действия союзников позволили Германии продолжать переброски войск как с Западного, так и с Итальянского фронтов.

24   июля немцы перешли в наступление на Румынском фронте, которое угрожало потерей остальной части румынской территории и выпадением этой страны из войны. Западные союзники забеспокоились и стали осаждать Временное правительство и русскую Ставку просьбами спасти Румынию от полного разгрома, Терещенко обещал сделать все возможное, но одновременно просил Францию и Англию усилить давление на противника, «так как положение станет критическим, если немцы перебросят новые войска с запада». Ставка, со своей стороны, просила союзников предпринять энергичные действия в кратчайший срок, чтобы вынудить противника оттянуть часть сил с Восточного фронта80. Прежде чем Франция и Англия оказали давление на противника, русские и румынские войска сумели в начале августа остановить его продвижение собственными силами.

По-прежнему остро стоял вопрос о союзной военно-экономической помощи. Временное правительство и Ставка, как и западные державы, ориентировались на продолжение войны в 1918 году, а потому хотели, пусть с запозданием, получить уже произведенные заказы. 11 июля состоялось заседание Главзаграна с участием представителей союзных военных миссий. Глава этого учреждения генерал А.А. Михельсон поставил вопрос о явной недостаточности выделяемого России на июль—сентябрь тоннажа для перевозок по Белому морю.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta