Отсутствие темперамента государственного деятеля

К этому добавлялось отсутствие темперамента государственного деятеля (обязанности правителя нес «как крест»), качеств «лидера», дара «повелевать», каким обладал его отец. Эти не очень привлекательные личные черты характера последнего русского царя можно дополнить и положительными: простота и естественность, некоторая застенчивость и скромность, выдержка и вежливость в общении с окружающими, совершенное владение английским, французским и немецким языками, любовь к семье.

Министр иностранных дел России в 1910—1916 годах С.Д.Сазонов главный недостаток последнего российского императора видел в его «слабости»: «Россия никогда не имела менее самодержавного Государя, чем Николай II. как почти во всех случаях его жизни, его намерения были благие, но воля его не была самодержавна». Сазонов считал, что судить о таких монархах, как Николай II или Людовик XVI, которые стали «искупительными жертвами собственной слабости», надо «не по их делам, а по их намерениям».

При оценке последнего русского царя главное, видимо, не в отдельных чертах характера и даже не в трагической судьбе монарха, царской семьи и династии, а в том, насколько «его дела» и «его намерения» были адекватны стоявшим перед Россией задачам исторического развития.

Ответ на этот вопрос дала история. В самом главном царь был последователен и принципиален — в приверженности к неограниченной самодержавной власти, завещанной ему отцом, которую он хотел передать своему сыну-наследнику. «Идея незыблемости самодержавного строя в России, — писал генерал Ю.Н. Данилов, хорошо знавший царя, — пронизывала всю его натуру насквозь, и наблюдавшиеся в период его царствования временные отклонения от этой идеи в сторону уступок общественности, на мой взгляд, могут быть объяснены только приступами слабоволия и податливостью натуры. Под чужим давлением он лишь сгибался, чтобы потом немедленно сделать попытку к выпрямлению». Именно в рамках его политических взглядов можно говорить о тех или иных влияниях на царя, поскольку всякие другие наталкивались на его упрямую самолюбивую волю. Уступил он только один раз, в октябре 1905 года, давлению не зависевших от него обстоятельств. Но затем пытался при всякой возможности возвратить утерянные им прерогативы самодержавия.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta