Отторжение от Германии и Австро-Венгрии

В конечном счете он так и не получил более или менее четкой и определенной постановки. В отношении “собирания” польских земель каких-либо серьезных расхождений не наблюдалось. Отторжение от Германии и Австро-Венгрии этих земель признавалось одним из важнейших результатов войны. Спор шел о том, в какой форме должно произойти их объединение, в каких взаимоотношениях с Россией могла бы находиться восстановленная Польша, то есть о характере ее автономии. И, наконец, когда должен появиться соответствующий акт о будущем государственном устройстве Польши. При этом одна из основных забот царского правительства состояла в том, чтобы по возможности не допустить перенесения этого вопроса на международную почву, сохранив его как сугубо внутреннее дело.

Обсуждение польского вопроса прошло ряд этапов. Ему было посвящено множество заседаний Совета министров, запрошены мнения нескольких ведомств, и прежде всего министерств иностранных и внутренних дел, Ставки и Варшавского генерал-губернаторства, представителей Польского коло, Думы и Государственного совета, а также некоторых видных польских деятелей. Только в октябре—ноябре 1914 года Совет министров посвятил обсуждению польского вопроса пять заседаний. Был подготовлен ряд проектов будущего государственного устройства Объединенной Польши. Однако вплоть до крушения самодержавия никакого окончательного решения принять так и не удалось.

Согласно имеющимся документам, инициатива возбуждения этого вопроса в дни войны принадлежала Ставке Верховного Главнокомандующего. Начальник штаба Ставки генерал Янушкевич писал Горемыкину, что в связи с вступлением русских войск в пределы Австро-Венгрии перед военными властями возник ряд вопросов по управлению занятыми областями. Центральным среди них оказался польский. Ставка находила, что наступило время дать полякам “некоторые положительные заверения” относительно тех уступок, которые были обещаны в упомянутом воззвании Верховного Главнокомандующего. Если полное разрешение польского вопроса пока невозможно и преждевременно, то сохранение неопределенности может способствовать развитию недоверия в польских кругах, и в особенности среди австрийских поляков, “отношение которых к нам до сего времени все еще нельзя назвать сочувственным.

Как отмечалось затем в “мемории” Совета министров, придавая поднятому вопросу “весьма важное значение” и разделяя в принципе высказанный в письме Ставки взгляд, Горемыкин тогда же внес польский вопрос на обсуждение кабинета.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta