Перед самой войной

Перед самой войной между Англией и Россией был согласован наконец проект военно-морской конвенции, но вспыхнувший общеевропейский пожар помешал ее подписанию.

С выступлением Англии против центральных держав весь этот вопрос предстал уже в совершенно ином международно-политическом контексте. Позиция Англии окончательно прояснилась. Тем не менее отсутствие твердых договорных обязательств с ее стороны в отношении своих партнеров по коалиции не могло не создавать определенных “неудобств”. Стремясь как можно скорее устранить их, Сазонов уже через неделю после начала войны поручил послу в Париже А.П. Извольскому переговорить с французским министром иностранных дел и выяснить, не найдет ли он возможным “в силу более тесных отношений Франции и Англии” побудить последнюю принять на себя такие же обязательства, какие вытекают для России и Франции из существующего между ними союзного договора, а именно: не вести переговоров и не заключать мира с противником “иначе, как совместно и по взаимному соглашению” с Францией и Россией.

Инициатива русского министра была поддержана в Париже. Там также сознавали необходимость заручиться обязательством Великобритании не покидать антигерманской коалиции, не вступать в переговоры с неприятелем в одностороннем порядке и не заключать с ним отдельного мира, тем более что именно Франция оказалась в начале войны в наиболее тяжелом и угрожающем положении, так как основной удар германской военной машины был нацелен в этот момент против нее. В этой критической обстановке были необходимы не только “сердечное согласие” и джентльменские обещания, но и более надежные договорные обязательства.

Стратегические замыслы Германии не нуждались в особой разгадке. Они четко обозначались уже в начальной фазе боевых операций и сводились к тому, чтобы “коротким, но сильным ударом” в течение шести—восьми недель сокрушить Францию, заставить ее подписать мир, а затем всеми силами обрушиться против России. После поражения Франции и России Германия могла приступить к сведению счетов с “коварным Альбионом”.

Нетрудно было предположить также, что германская дипломатия постарается расстроить ряды противостоящей коалиции, отколоть от нее кого-либо из участниц, тем более что такие попытки предпринимались Германией еще в предшествующий мирный период, 15(28) августа французский президент Пуанкаре записал в своем дневнике: “Надо полагать, что отныне Германия будет пытаться расколоть своих противников.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta