Перенесения австро-сербского спора на международную почву

Сазонов не жалел усилий побудить Англию открыто солидаризироваться с Францией и Россией и добивался перенесения австросербского спора на международную почву. Однако ни его переговоры с Бьюкененом, ни объяснения Бенкендорфа с Греем, ни личное письмо Николая II английскому королю, ни попытки воздействовать на Лондон через Францию не дали желаемого результата. Приходилось примириться с тем, что «Англия не выскажется, пока объявление всеобщей войны не выдвинет определенно вопроса о европейском равновесии»109. В то же время вероятные намерения британского кабинета не были секретом для Петербурга. 12 июля Бенкендорф сообщал Сазонову: «Хотя я не могу представить вам никакого формального заверения в военном сотрудничестве Англии, я не наблюдал ни одного симптома ни со стороны Грея, ни со стороны короля, ни со стороны кого-либо из лиц, пользующихся влиянием, указывающего на то, что Англия серьезно считается с возможностью остаться нейтральной. Мои наблюдения приводят к определенному впечатлению обратного порядка».

Сазонов поддержал просьбу Сербии о том, чтобы державы приняли на себя третейское посредничество в ее конфликте с Веной111. Он предложил Двуединой монархии вступить в неофициальный обмен мнениями для совместной переработки некоторых статей австрийской ноты112. Австро-Венгрия умышленно затягивала ответ. Он последовал лишь двое суток спустя и был, как и следовало ожидать, отрицательным.

В последующие дни эскалации кризиса, 13—15 июля, Совет министров России больше не собирался. События развивались с исключительной быстротой, а дипломатическое и военные ведомства уже были наделены достаточными полномочиями и в случае необходимости могли получить дополнительные указания от царя.

Российская дипломатия выступала с новыми предложениями и поддерживала инициативы других держав, которые могли бы пре-

дотвратитъ или задержать начало австро-сербской войны. Думается, однако, что сам Сазонов вряд ли верил в успех этих начинаний. Скорее им руководило желание выиграть время для осуществления военно-мобилизационных мер в России, поставить противника в невыгодное положение в глазах мировой общественности и удовлетворить пожелания Лондона. В этом последнем он вполне преуспел. 13 июля Бенкендорф писал министру: «Поздравляю вас от всей души с занятой вами позицией.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta