По непредвиденному сценарию

Все пошло по непредвиденному сценарию: не Франция воздействовала на Англию, а, напротив, Англии пришлось убеждать Францию в необходимости без лишнего промедления пойти навстречу партнеру по коалиции. Опасаясь дальнейших колебаний французского правительства, британский кабинет обратился к нему с дружеским советом удовлетворить пожелания российского правительства.

Дружеский совет подействовал не сразу. Правда, на аудиенции у царя 21 ноября 1914 г. Палеолог не без угодливости заявил, что правительство Республики “встречает самым серьезным образом желания императорского правительства”104. Однако ценность этого утверждения значительно снижалась оговоркой, сделанной Делькассе в беседе с Извольским: пока еще рано “продавать шкуру неубитого зверя.

В последующие недели разговор также вращался вокруг самых общих вопросов. Ни правительство Франции, ни ее общественное мнение “не были еще подготовлены” к разрешению поднятого царским правительством вопроса. “Парижские переговоры, — признавался Сазонов, — несмотря на добрую волю Делькассе, продвигались довольно медленно. Убедить Совет министров и французскую печать в необходимости стать на точку зрения России в вопросе жизненного значения для нее оказалось нелегко”106. Сам Делькассе, как полагал Сазонов, был расположен пойти навстречу притязаниям царского правительства, но он натолкнулся на сильную оппозицию со стороны влиятельных членов кабинета, в том числе министра финансов Бриана и самого президента Пуанкаре, равно как и “широкого” общественного мнения. В Париже, свидетельствовал Сазонов, “неохотно и с трудом усваивали русскую точку зрения, расходящуюся с воззрением, укоренившимся за долгие годы политических разногласий” между Францией и Россией. “В этом отношении не помог и тот брак по расчету, который был заключен между ними в конце прошлого столетия под давлением общей опасности со стороны Германии. Возможность появления России на проливах и в Константинополе продолжала устрашать воображение французов, нелегко свыкавшихся с переменой привычного им положения вещей.

За всем этим скрывалось острое империалистическое соперничество великих держав в пределах одряхлевшей Османской империи108. Но теперь Сазонов уже не отступал, а продолжал наращивать свои дипломатические усилия, имея при этом таких опытных помощников, как Извольский и Бенкендорф, используя вес многомиллионной армии и авторитет самого царя.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta