Полномочия главы миссии

В Берлине сознавали, насколько такие полномочия главы миссии противоречат интересам России. В мае 1913 года, во время визита Николая II в германскую столицу, Вильгельм между делом заручился его согласием на отправку миссии, ничего не сказав о ее характере. Царь осторожно заметил, что не имеет возражений, если новая миссия не будет отличаться от прежних. Когда же в ноябре того же года германский посол в Стамбуле Вангенгейм дал знать Гирсу и военно-морскому агенту Щеглову, что речь идет о том, что Лиману фон Сандерсу придется командовать корпусом в турецкой столице, это известие вызвало сильное беспокойство. Нератов высказал категорическое несогласие с германо-турецким контрактом, затрагивающим «особые интересы» России. Заявление об этом было поручено сделать послу в Берлине Свербееву8. Аргументы германской дипломатии сводились к следующему: 1) функции новой германской миссии не отличаются от деятельности прежних германских военных инструкторов и ни в коей мере не ущемляют интересы России; 2) непонятно, как может командование одной воинской частью в турецкой столице угрожать России; 3) миссия посылается по просьбе Турции; Германия не могла ей отказать, ибо в противном случае последовало бы обращение к другой державе.

В Петербурге не признали эти доводы убедительными. В переговоры включился сам Коковцов, возвращавшийся через Берлин из Франции. Однако его продолжительные беседы с Бетман-Гольвегом и аудиенция у кайзера 17—19 ноября не дали почти никаких результатов. Россия настаивала на предоставлении немецкому генералу командования корпусом в других частях Османской империи. В Берлине с этим не соглашались. Германская сторона не шла на компромисс. Вильгельм в общей форме дал обещание «уладить этот инцидент». Впечатление у главы правительства России было таково, что дело почти закончено. 27 ноября канцлер написал Коковцову письмо, где выражал сожаление, что нельзя достичь приемлемых решений.

На Вильгельмштрассе выдвинули еще один довод — в Турции работает английская военно-морская миссия, занимающаяся реорганизацией флота. Бетман-Гольвег уверял, что полномочия английского адмирала шире, чем у немецкого генерала.

Сазонов обратился в Лондон и Париж, но желаемой поддержки не получил. Грей занял двойственную позицию. С одной стороны, он был недоволен германской акцией, согласился на демарш в Стамбуле, значительно смягчив предварительный проект, и советовал России продолжать переговоры в Берлине.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta