Полный провал

На одном из донесений своего посланника в Бухаресте, информировавшего о решении румынского правительства остаться нейтральным, кайзер с нескрываемым раздражением написал: “Союзники отпадают от нас уже до войны, подобно гнилым яблокам! Полный провал германской, а также австрийской дипломатии. Этого должно было и можно было избежать.

Предстояла упорная борьба коалиций за вербовку новых союзников. Наиболее остро эта проблема стояла перед центральными державами. Не удовлетворялись достигнутым и державы Согласия. Но прежде всего приходилось заботиться о консолидации уже сложившейся в начале войны коалиции. И России принадлежала здесь весьма активная роль. “Начавшаяся с объявления немцами войны России и с вторжения их войск в Бельгию европейская борьба, — писал С.Д. Сазонов, — приняла сразу же характер смертного боя. Каждой из держав Согласия было ясно, что ее ожидало в случае торжества Германии”. В завязавшейся смертельной схватке необходима была уверенность в союзниках, в их готовности идти рука об руку до победного конца. Именно этот лозунг с самого начала стал общим лозунгом государств антигерманской коалиции.

Как известно, державы Согласия вступили в войну, не будучи формально связанными между собой общим союзным договором, который регулировал бы их отношения и взаимные обязательства перед лицом неприятеля. Если Россия и Франция по существовавшему между ними договору 1891—1893 годов обязывались не заключать сепаратного мира с противником, то у них не было такого обязательства перед Англией. Не менее существенным в сложившейся ситуации было также то, что и сама Англия не имела соответствующего договорного обязательства (не покидать поле брани) ни в отношении соседней Франции, ни в отношении России, что создавало определенную брешь в политической системе Антанты, на которую раньше всего обратили внимание в ведомстве Сазонова, И не случайно.

Чувствуя приближение большой войны, царская дипломатия еще в начале 1914 года предприняла попытку заключения с Англией союзного договора и военно-морской конвенции, дабы придать франко-русскому союзу не достававший ему, по словам Сазонова, “фактор морской силы”. Однако, будучи уверенным в позиции России в случае европейского вооруженного конфликта, лондонский кабинет, воздержался от превращения “сердечного согласия” в формальный союз.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta