Положительное значение 1-й Гаагской мирной конференции

Положительное значение 1-й Гаагской мирной конференции сознавалось ее участниками. Стааль в телеграмме от 14 (26) июля 1899 г. отмечал общий миролюбивый дух этого форума, свидетельствующий о том, что «начинания России отвечают насущной потребности времени». По его мнению, документы конференции должны были оказать могучее воздействие на упорядочение ведения войны и устранение излишней ее жестокости. Наконец, важнейшим результатом он считал конвенцию о миролюбивых средствах разрешения международных споров70. Мартенс в выпущенной вскоре после конференции брошюре писал: « только те постановления международных конгрессов или конференций, которые имеют общечеловеческое и культурное значение, оказываются жизнеспособными и могут рассчитывать на дальнейшее развитие и применение. Вот почему я позволяю себе думать, что постановления Гаагской мирной конференции, которые все имеют исключительно культурный характер и значение, будут жить всегда и никогда не будут забыты благодарной памятью народов».

Действительно, начатый в 1899 году в Гааге процесс сыграл свою положительную роль как в мирном урегулировании некоторых международных конфликтов, так и в смягчении ужасов войны, пролагая, пусть еще несмело, путь к новым отношениям между народами. Российское правительство своей инициативой и энергичным участием достигло, казалось, и цели — некоторого смягчения общей напряженности, которое должно было, по его расчетам, сказаться и на политике на Дальнем Востоке.

Персия: новые методы экспансии. В 1895 году Куропаткин, командовавший в то время Туркестанским военным округом, посетил с чрезвычайной миссией Тегеран. Вернувшись в Россию, он представил царю отчет, в котором доказывал необходимость утвердиться на прилегающих к границам России рынках. Генерал отмечал, что торговля с Персией заметно увеличилась за последние 20 лет, но ее баланс — не в пользу России, а на персидском рынке продолжают преобладать англичане. Куропаткин предлагал политику активного экономического проникновения в Персию, включая займы и концессии в качестве важнейших инструментов ее осуществления. Он считал, что нельзя ограничиваться рынками Северной Персии и следует смотреть дальше, нащупывая подходы к центральной и южной частям этой страны.

Отчет Куролаткина — яркое свидетельство того, как в конце XIX века в русских правящих кругах происходила переоценка внешнеполитических методов. Государственные деятели стали понимать, что экономический экспансионизм не уступает привычному военно-дипломатическому, что традиционные соперники с успехом его используют и что, если не поторопиться, можно от них отстать. Основателем новой политики стал, как отмечалось, министр финансов Витте.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta