Представители военного ведомства

Однако представители военного ведомства боялись запоздать с мобилизационными мероприятиями. Под их влиянием было постановлено в целях «обеспечения успеха мобилизации армии, флота и крепостей и сосредоточения армии к границам возможных противников» со следующего числа ввести в действие по всей территории империи «Положение о подготовительном к войне периоде». Сверх того, военный министр получил полномочия на принятие иных подготовительных мер с согласия царя и при условии последующего доведения до сведения Совета министров105. Центр тяжести обсуждения заметно перемещался от дипломатии в совсем иную плоскость.

Дальнейшие события показали, что военные деятели истолковывали принятые решения весьма прямолинейно. На состоявшемся в тот же день заседании комитета Генерального штаба начальник Генштаба Янушкевич заявил, что «государю императору было благоугодно признать необходимым поддержать Сербию, хотя бы для этого пришлось объявить мобилизацию и начать военные действия, но не ранее перехода австрийскими войсками сербской границы». Хотя мобилизация должна была носить частичный (направленный против Австро-Венгрии) характер, некоторые подготовительные мероприятия распространялись и на Петербургский военный округ. Янушкевич указал в заключение, что «все дела приказано вести энергично, не стесняясь в необходимых случаях переходить границы периодов, установленные Положением о подготовительном к войне периоде”». Специальные подготовительные меры принимались по Балтийскому флоту.

Сазонов подробно информировал о решениях Совета министров французского посла М. Палеолога; французский военный атташе генерал Лагиш получил от Сухомлинова и вел. кн. Николая Николаевича сведения о военно-подготовительных шагах108.

Между тем Австро-Венгрия отказалась продлить срок ультиматума. Вечером 12 июля, когда выяснилось, что одно из требований принимается Белградом не безусловно, последовал разрыв австросербских отношений. Дипломаты Двуединой монархии оповестили, правда, другие державы, что это еще не означает немедленного начала военных действий. Видимо, подготовка к вторжению не была окончательно завершена. В Вене и Берлине сохранялась надежда на неучастие Англии. Наконец, в резерве у центральных держав оставалось давление Германии на Россию по образцу событий марта 1909 года.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta