«Принципиальное недоверие» к министрам

Не находя поддержки у политиков-профессионалов и испытывая «принципиальное недоверие» к министрам, царь обратился к своим единомышленникам из камарильи, начав, по сути, с конца 90-х годов формировать «новый курс» дальневосточной политики.

Устойчивость великодержавных амбиций Николая II не была поколеблена даже после провала этого курса, поражений русской армии в Маньчжурии и уничтожения порт-артурской эскадры. Все еще не сомневаясь в окончательной победе над Японией, царь уже после начала революции в России в манифесте от 18 февраля 1905 г., составленном безобразовцами А.М.Абазой и К.И.Вогаком втайне от министра иностранных дел, подтверждал свои завоевательные планы установления «господства на водах Тихого океана». Этот документ в корне противоречил политической линии графа В.Н. Ламздорфа, опасавшегося, что чрезмерные требования приведут к дипломатическому поражению России, против которой объединятся великие державы, как это было во время Берлинского конгресса 1878 года.

Одним из проявлений разбалансированности механизма государственной власти самодержавия являлось недоверие Николая II к бюрократическому аппарату в целом и к таким высшим органам власти, как Государственный совет, большинство членов которого, по мнению царя, имели «заднюю мысль о конституции». Николай II ускорил процесс сужения функций высших органов государственной власти империи — законосовещательного Государственного совета и исполнительного Комитета министров, происходивший на протяжении XIX века.

Государственный совет, согласно Основным законам, был призван высказывать суждения относительно законодательных основ внутренней и внешней политики страны. В его компетенции находились «все предметы, требующие нового закона, устава или учреждения», в том числе и в области внешних сношений государства —- от общеполитических, таких как «объявление войны, заключение мира и другие важные меры», до финансово-экономических (заключения внешних займов и торговых договоров)25. Однако его права и возможности влияния на государственную, особенно внешнюю, политику были урезаны различными оговорками и правом царя не утверждать «мнения» совета. Важнейшее право совета — объявление войны и заключение мира — сопровождалось оговоркой, что оно осуществляется лишь в тех случаях, «когда, по усмотрению обстоятельств, могут они подлежать предварительному общему соображению».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta