Провозглашение независимости Болгарии

Оба собеседника признали, что последствиями аннексии могут явиться провозглашение независимости Болгарии и окончательное присоединение Крита к Греции, и договорились не чинить препятствий этим изменениям. Но когда Извольский поставил вопрос о территориальных компенсациях для Сербии и Черногории путем раздела между ними Новобазарского санджака и исправления их границ с Боснией и Герцеговиной, Эренталь категорически отверг его пожелание, аргументируя враждебной политикой этих государств в отношении Австро-Венгрии. Он обещал лишь вывести войска из Новобазарского санджака, возвратив его Турции. Австрийский дипломат согласился еще на отмену ограничений прав Черногории на порт Антивари с прилегающей территорией и на включение Сербии и Болгарии в состав Дунайской комиссии.

Таковы были условия намеченной в Бухлау предварительной сделки. Извольский находил их вполне приемлемыми. Он придавал особое значение тому, что «при счастье и искусном ведении дела есть шансы ныне же, т.е. не дожидаясь ликвидации Турецкой империи, изменить в нашу пользу постановления о проливах». Грубая ошибка министра состояла в том, что в основном вопросе (аннексия и статус проливов) баланс интересов отнюдь не был соблюден. Как справедливо отметил отечественный исследователь

В.М. Хвостов, «Эренталь получал синицу в руки, а продавал он русским — журавля в небе».

Для того чтобы превратиться в соглашение, сделка в Бухлау нуждалась во взаимоприемлемой редакции, докладе правительствам и утверждении. Ни Эренталь, ни Извольский не торопились с этим. Первый — потому, что намеревался обмануть контрагента и поставить его перед свершившимся фактом, второй — поскольку реализация выгодной ему части договоренности нуждалась в основательной подготовке. Царский министр надеялся после объявления Австро-Венгрией аннексии выступить с циркулярной нотой «в горчаковском стиле» и настоять на созыве европейской конференции для пересмотра Берлинского трактата, где Россия выступила бы в роли защитницы интересов Балканских государств и самой Турции, а в благоприятном случае получила бы заветный приз.

Содержание сделки в Бухлау постарались скрыть от общественности. Официальное коммюнике о встрече состояло из общих фраз. Прокламировалось мнимое намерение обоих государств занять в отношении нового турецкого режима позицию «благожелательного выжидания».

Если Эренталь явился в Бухлау после двукратного рассмотрения вопроса об аннексии правительством и после встреч со статс- секретарем по иностранным делам Германии Шёном и итальянским министром иностранных дел Титтони, то Извольскому аналогичная работа еще только предстояла.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta