Развал власти

Между тем, видя, по словам Сазонова, “все увеличивавшийся развал власти” и поразительную бездеятельность главы кабинета, “привыкшего относиться ко всему как к пустякам, не заслуживающим внимания”, министры отважились “настойчиво требовать от Горемыкина доведения до сведения Государя всей правды и принятия быстрых мер для успокоения тревоги, охватившей страну”. Первой из таких мер они считали “призвание к власти правительства, которое пользовалось бы доверием народного представительства и могло бы осуществить необходимое сближение между собою и Государственной Думой, о котором Горемыкин так мало заботился.

Вопреки возражению премьера, подавляющая часть министров решила направить монарху “коллективное обращение Совета”, выражающее мнение всего правительства, а не отдельных его членов, как было до того. “Мы изверились, — поясняет Сазонов, — в пользе единоличных представлений, с которыми большинство из нас обращалось к государю и которые оставались безуспешными благодаря противодействию Горемыкина и его сообщников”194. На секретных заседаниях Совета министров Сазонов, Самарин и их единомышленники ставили вопрос о передаче власти “правительству общественного доверия”. Горемыкин передать такое обращение царю категорически отказывался.

21   августа на квартире Сазонова собрались все министры, кроме военного и морского, коим мундир не позволял принимать участия в подобных шагах, но которые вместе с тем выразили солидарность со своими коллегами по кабинету. Горемыкин приглашен не был. В результате этой встречи появился документ — коллективное обращение к царю, в котором его составители критиковали решение монарха о принятии на себя верховного командования и заявляли о невозможности дальнейшей совместной работы с Горемыкиным. В знак протеста они просили о совместной коллективной отставке. Обращение подписали восемь министров: П. Харитонов, А. Кривошеин, С. Сазонов, П. Барк, князь Н. Щербатов, А. Самарин, граф П. Игнатьев, князь Вс. Шаховской. Вечером следующего дня письмо с просьбой о коллективной отставке было передано Сазоновым через обе гофмаршала графа Бенкендорфа Николаю II. Письмо произвело на царя крайне тягостное впечатление. Он был до того разгневан, что сравнил этот акт с забастовкой.

Отставка не была принята, министры получили предписание продолжать исполнение своих обязанностей.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta