Россия, Франция и Англия

Россия, Франция и Англия часто вступали в противоречие по конкретным вопросам, руководствуясь своими интересами. Тем не менее их разногласия не подорвали блок. Более того, Россия, сознавая неизбежность новых столкновений с Тройственным союзом, считала необходимым укрепить существующие связи, особенно в военно-морской сфере.

В Петербурге понимали, что Балканы остаются одним из главных очагов столкновений, поскольку Балканские войны лишь отчасти разрубили сложившийся узел противоречий, создав одновременно крайне неустойчивое равновесие. Под влиянием военных успехов своих собратьев росло национально-освободительное движение сербов и румын, проживавших в Австро-Венгрии, что толкало Вену на превентивные меры ради спасения своей многонациональной империи. В Стамбуле и Софии вынашивались реваншистские планы. Все эти факторы превращали Балканы в «пороховой погреб Европы».

Стабилизация международных отношений после Балканских войн носила явно временный характер и напоминала затишье перед бурей. Дипломаты великих держав усиленно занимались расширением блоков, вербуя союзников из числа второстепенных государств. При помощи Берлина и Вены Турция и Болгария урегулировали территориально-пограничные вопросы и склонялись к австро-германскому лагерю. Генеральный штаб России уже в марте 1914 года пришел к выводу, что «Болгария, ищущая в настоящее время сближения с Турцией и стремящаяся найти поддержку в Австро-Венгрии, вероятно, сохранит спокойствие лишь до того, пока остается нейтральной Сербия». Оставалась неясной позиция Италии и Швеции, которые, как предполагали в Генеральном штабе, займут в начале войны «выжидательное положение».

В Петербурге считали Сербию и Черногорию своими надежными союзниками и с оптимизмом смотрели на охлаждение отношений между Румынией и Тройственным союзом. Португалию, Норвегию и Швейцарию признавали нейтральными, что же касается Дании, Бельгии и Голландии, то в Генеральном штабе не исключали возможности того, что из-за слабости этих государств, «несмотря на международные договоры об их обязательном нейтралитете, территория некоторых из них может стать театром военных действий».

В случае общеевропейских осложнений Петербург рассчитывал на поддержку Франции, что же касается Англии, то союз с нею считался «далеко не обеспеченным» и гарантирующим пока лишь «доброжелательный нейтралитет». Сазонов надеялся превратить Антанту в более прочный союз.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta