Русский посол

Русский посол в Париже Извольский, узнав о том, что его недавнему соратнику Чарыкову поручены переговоры с Турцией, сразу же выразил опасения, что «со свойственной ему стремительностью он слишком поспешит и испортит дело». И действительно, Чарыков нарушил инструкции из Петербурга. Вместо рекомендованной Нератовым очередности в обсуждении пунктов русско-турецкого соглашения он вручил великому визирю 12 октября 1911 г. весь проект полностью.

В отношении Черноморских проливов в проекте было сказано: «Российское правительство обязуется оказывать оттоманскому правительству действенную поддержку для сохранения нынешнего режима в проливах Босфор и Дарданеллы, распространяя упомянутую поддержку равным образом на прилегающие территории в случае, если этим последним будут угрожать иностранные военные силы.

С целью облегчить выполнение указанного условия императорское оттоманское правительство обязуется со своей стороны не противодействовать прохождению русских военных судов через проливы, при условии, что эти суда не будут останавливаться в водах проливов, если это не будет особо обусловлено.

Применение такого толкования конвенции, заключенной в Лондоне 1(13) марта 1871 г., остается подчиненным предварительному согласию других держав, подписавших упомянутую конвенцию»52.

Чарыков убеждал великого визиря в выгодности совместной обороны проливов Турцией и Россией для безопасности Черноморского побережья обеих стран. «Если рядом с турецкой эскадрой станет русская эскадра, — говорил он, — и если русские минные и иные военные техники помогут турецким техникам оборонять проливы, то через них никто не пройдет». Другой аргумент был для турецкого правительства, очевидно, более веским: русский посол обещал употребить все влияние России для сдерживания Балканских государств.

Великий визирь с самого начала повел двойную игру. Он не отверг русских предложений, но избрал тактику проволочек. Тем временем, вопреки обещанию держать дело в секрете, он известил

о    нем Лондон, Париж и Берлин. Когда МИД России оповестил Францию и Англию о предпринятых шагах, им уже все было известно53. Между Лондоном и Парижем начался обмен мнениями по поводу инициативы русской дипломатии. В Форин офис Бенкендорфу дали понять, что время для такого рода предложений Турции нельзя признать удачным вследствие итало-турецкой войны.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta