Серия секретных соглашений

Кроме того, Англия опасалась чрезмерного усиления России в результате победы. В итоге последовала серия секретных соглашений по отдельным вопросам: в 1915 году — о Константинополе и проливах и о «компенсациях» союзникам России, в 1916-м — о разделе азиатских владений Турции, в начале 1917-го — франко-русское соглашение о признании взаимной свободы определения своих границ с Германией. Эти тайные договоры в основном удовлетворяли притязания главных держав Антанты, включая Россию. Но осуществление их на практике, даже в случае победы, зависело от реального вклада каждого союзника в войну, а главное — от соотношения сил между победителями ко времени окончания схватки.

Это соотношение за два с половиной года войны серьезно изменилось не в пользу России. Она понесла наибольшие жертвы, не сумела, в отличие от Англии и Франции, качественно усилить вооружение своей армии, вступила в полосу хозяйственной разрухи и обострения социальных конфликтов. В результате осуществление планов царского правительства оказалось под вопросом. Не случайно последний николаевский министр иностранных дел Н.Н. Покровский в докладе царю незадолго до Февральской революции писал, что если не захватить проливы еще до конца войны, то получить их не удастся из-за противодействия союзных держав.

Пришедшее к власти в результате Февральской революции

Временное правительство сначала питало иллюзии сохранить в силе тайные договоры Антанты. В дальнейшем, при коалиционных кабинетах с М.И. Терещенко в качестве министра иностранных дел, оно вынуждено было признать, что осуществить прежние замыслы в объеме, закрепленном соглашениями с союзниками, не удастся. Отсюда делался вывод, что нужно будет в подходящее время пересмотреть эти соглашения, ставя задачей оградить наиболее важные из своих интересов и несколько умерить аппетиты партнеров. На решение комплекса европейских и ближневосточных задач в ходе данной войны уже не рассчитывали. Однако и «программа-минимум» русского империализма оказалась нереальной.

Сепаратный характер договора ставил Россию в положение нарушителя международных обязательств. Все же выход из войны даже такой ценой был, по-видимому, оправдан: подобное решение пришлось бы принять любому ответственному правительству в обстановке развала армии, экономической разрухи и острой внутренней борьбы. Кроме того, Брестский мир правомерно рассматривался В.И. Лениным как временный, поскольку поражение Германии и ее союзников в войне в целом не вызывало сомнений.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta