Социальный взрыв

В стране назревал новый социальный взрыв. Война, по мнению Коковцова, могла его лишь ускорить.

Между тем события на международной арене — прежде всего на Балканах — могли привести к глобальному общеевропейскому конфликту. От Петербурга требовалась крайняя осторожность, чтобы не допустить такого обострения ситуации, когда Россия будет втянута в войну автоматически. В то же время следовало помнить о своих интересах, тем более что задевались наиболее чувствительные струны русской внешней политики — проливы и Балканы. Было очевидно, что русское общество не простит теряющему авторитет правительству повторения «дипломатической Цусимы» 1909 года.

Положение осложнялось тем, что руководство внешней политикой России в 1911 году явно ослабло вопреки требованиям момента. Коковцов уступал как руководитель Столыпину и, по его собственному признанию, «не чувствовал за собой должного авторитета»3. Сазонов из-за продолжительной болезни находился на лечении за границрй почти до осени 1911 года, и Министерством иностранных дел управлял А.А. Нератов, несоответствие которого столь ответственному посту было очевидно для всех. В этих условиях Коковцов добился от царя изменения внешнеполитического механизма: МИД должен был сообщать премьеру о всех вопросах внешней политики, имеющих общее значение; эти вопросы должны были отныне обсуждаться Советом министров в полном составе, причем премьер мог сам выносить их на Совет.

Эта реформа не принесла сколько-нибудь заметных результатов, Коковцов надеялся с ее помощью укрепить объединенное правительство, но конфликты между министрами, особенно между премьером Коковцовым и военным министром В.А. Сухомлиновым, только усилились, что свидетельствовало об упадке самого института объединенного правительства4. Кроме того, Совет министров так и не сумел выработать общую внешнеполитическую программу, хотя попытки такого рода были предприняты. В январе 1912 года по инициативе Сухомлинова правительство обсуждало весь комплекс внешнеполитических проблем, с которыми сталкивалась Россия: на ближневосточном театре — затяжной характер итало-турецкой войны из-за Триполи и Киренаики, возможность нового выступления Австро-Венгрии, возможность выступления Балканских государств; на среднеазиатском театре — захват турками Урмийского района, неблагоприятное для России развитие событий в Персии; на дальневосточном театре — революционное движение в Китае, маньчжурский и монгольский вопросы. Однако принципиальные решения не были приняты, Совет министров ограничился тем, что наметил по каждому направлению некоторые тактические меры.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta