Согласие России на присоединение

Сначала она надеялась ограничиться лишь формальным заверением о готовности дружески отнестись к русским пожеланиям когда придет время. Но Сазонов сразу же “поставил в связь” согласие России на присоединение Англией Египта и некоторых других османских владений с согласием Англии на предоставление России Константинополя и проливов.

Итак, первый дипломатический раунд казался обнадеживающим: Англия, с чьей стороны ожидалось наибольшее противодействие, первой решилась отступить от своей традиционной политики в отношении Черноморских проливов в расчете, что Россия не будет отвлекать значительной части своих сил с европейского театра на кавказский и все усилия направит на сокрушение германской военной мощи. При этом Грей счел необходимым извиниться перед своим коллегой, французским министром иностранных дел Делькассе за то, что он так “подробно” высказался перед Сазоновым относительно будущего Константинополя и проливов, не сговорившись предварительно с французским правительством, “которое, конечно, должно быть запрошено при окончательном решении вопросов такой важности”. Он объяснил свое поведение желанием устранить у российского правительства всякое подозрение в том, что при окончании войны, “для успеху которой так много сделало русское оружие”, союзники будут “колебаться в признании русских интересов в столь жизненном для него вопросе.

Менялся постепенно и тон английской печати. В газетах проводилась мысль о том, что союзники не могут не учитывать русских интересов в Восточном вопросе и что окончательное решение его должно дать России власть над Константинополем".

Сложнее оказалось склонить к соглашению Францию. В то время как из Лондона довольно быстро были получены более или менее обнадеживающие заверения, в Париже ограничивались самыми общими, расплывчатыми заявлениями, не изъявляя готовности принять на себя какие-либо конкретные обязательства на сей счет100. Французская дипломатия всячески уклонялась от обсуждения вопроса, находя момент для этого явно неблагоприятным. И для нее он действительно был таковым. При этом французские политики сначала ссылались на то, что, дескать, на решение этого вопроса не пойдет Англия. Французский посол Палеолог, например, в разговоре по этому поводу с министром А.В. Кривошеиным прямо заявил, что этот вопрос “вызовет со стороны англичан большие возражения. Сазонову оказалось нетрудно опровергнуть этот довод, что он и сделал на следующий день в присутствии Бьюкенена.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta