Совет министров России

25 октября Совет министров России вновь занялся обсуждением вопросов об отношении к аннексии и о выступлении Извольского в Думе. По первому пункту министр иностранных дел изложил аргументы о бесполезности протеста против аннексии. Наиболее практичный путь заключения сделки с Австро-Венгрией стал невозможным вследствие «преувеличенно страстного» отношения к аннексии русского общественного мнения. Остается последний выход — передать весь вопрос на международное обсуждение.

Столыпин в ответ подчеркнул недопустимость игнорировать Совет министров в вопросах внешней политики. Он напомнил, что Особое совещание 19 сентября уже вынесло решение протестовать против аннексии, которому и нужно следовать. Всякие поиски компенсаций за счет Турции привели бы к войне, а ее необходимо избежать. В ходе прений большинство глав ведомств поддержало Столыпина. Но когда дошло до принятия решения, то были отклонены оба варианта — протестовать против аннексии или добиваться передачи спора на международную конференцию, а намечено пока «дело длить и вести в затяжку». Царские министры, видимо, рассчитывали, что удастся либо договориться с Турцией, либо повлиять на Германию.

Большой интерес в обществе вызывало обещанное выступление Извольского в Думе. Даже сторонники такого выступления из числа министров считали, что оно должно состояться в более благоприятный момент и после необходимой подготовки, Совет министров хотел также заранее знать о содержании предстоящего заявления.

1    ноября от Австро-Венгрии была получена нота, в которой она подтверждала свою позицию в отношении международной конференции: роль этого форума должна была свестись к формальной регистрации того, о чем договорятся Вена и Константинополь. Три недели спустя последовал ответ Франца Иосифа царю. Император расхваливал австро-русское сотрудничество, оправдывал аннексию и напоминал, что одновременно предложил значительные преимущества России (имея в виду изменение статуса проливов).

Николай II подумал, что, быть может, желанный приз еще не окончательно уплыл из рук и он сам сумеет добиться того, чего не смогли сделать дипломаты. 29 ноября царь имел приватный разговор с Гинце, личным представителем кайзера Вильгельма II. «Моей мыслью всегда было: Проливы! — откровенно заявил Николай. — Все, что я хочу, — это свободный выход и свободный вход».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta