Три главных вопроса

Лед в русско-германских отношениях всерьез тронулся лишь в октябре в результате посещения Извольским Берлина и переговоров, которые он провел там с кайзером, Бюловом и помощником статс-секретаря по иностранным делам О. Мюльбергом. Объяснения касались трех главных вопросов — общего характера русско-германских отношений, англо-русских переговоров, а также Багдадской железной дороги и интересов России в Персии.

Извольский уверял собеседников, что сознает общность интересов России и Германии и стремится к сближению двух империй. Он говорил о желательности согласовывать их политику на Ближ

нем Востоке и Балканах. Вместе с тем министр доказывал, что основы русской внешней политики должны остаться неизменными, так как они вытекают из соотношения сил в Европе и сложившихся не без немецкой инициативы группировок. Извольский подчеркнул при этом мирный оборонительный характер Двойственного союза.

Он мотивировал необходимость соглашения с Англией опасностью в противном случае новой войны в Азии, которая привела бы к следующей революции и возможному тогда распаду Российской империи. Министр сумел получить обещание, что англо-русское урегулирование, если оно будет выдержано в региональных рамках, не вызовет отрицательной реакции Германии и не приведет к ее вмешательству. Ради этого Извольский дал категорические заверения, что переговоры с Англией преследуют ограниченную цель устранить напряженность в отношениях двух стран в Азии и не вовлекут Россию в антигерманский блок. Он обязался в случае, если бы в ходе переговоров оказались затронутыми немецкие интересы, вступить в объяснения с Германией, дабы не нанести ей какого-либо ущерба149.

Менее результативным оказалось обсуждение конкретных вопросов ближневосточной политики. Извольский выдвинул идею о признании Германией русской сферы интересов в Персии в обмен на отказ России от противодействия планам строительства Багдадской железной дороги. Мюльберг не отверг такой возможности, но просил Извольского конкретизировать его предложение в письменной форме. Он указал на желательность включить в русский меморандум условие, что Россия не станет возражать против соединения будущих железных дорог Персии с Багдадской линией. Пойти на подобную уступку царскому правительству было бы нелегко.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta