Твердый и напористый политик

Старик Горемыкин и Штюрмер всегда его не одобряли, так как он такой трус перед Европой и парламентариев а это было бы гибелью для России. Ради Бэби (наследника Алексея. — Авт.) мы должны быть твердыми, иначе его наследие будет ужасным». Те же опасения высказывались в Царскосельском дворце в июне 1916 г.

Для отпора «английскому эгоизму» требовался, по мнению императрицы, более твердый и напористый, чем Сазонов, политик. Именно такой твердости и неукоснительного послушания самодержавной воле ожидали августейшие особы от исполнительного бюрократа Штюрмера. Штюрмер, домогавшийся портфеля министра иностранных дел, говорил Пуришкевичу, что «нужно несколько сократить аппетиты союзников, потому что они слишком много от нас требуют».

Недалека от истины характеристика, данная этому политику Бьюкененом: «Обладая умом лишь второго сорта, не имея никакого опыта в государственных делах, преследуя исключительно свои личные интересы», он отличался «льстивостью и крайней амбициозностью».

Имея частые аудиенции у императрицы, зная общий настрой царственных особ в отношении «проштрафившегося» министра, Штюрмер решился избавиться от него, а заодно поменять обременительный портфель министра внутренних дел, который он совмещал с постом главы кабинета, на портфель более легкого, по его мнению, внешнеполитического ведомства. Непосредственным поводом к отставке Сазонова послужили уже упоминавшийся разногласия его с председателем Совета министров по польскому вопросу. Заручившись мощной поддержкой императрицы, Штюрмер убедил царя в необходимости отставки Сазонова. Последний находился в то время на отдыхе в Финляндии, где и узнал о своем освобождении от должности.

Отстранение Сазонова не прошло гладко, так как в дело решились вмешаться обеспокоенные союзники. Бьюкенен, узнав о предстоящей отставке Сазонова накануне от товарища министра Нера- това, немедленно отправил Николаю II телеграмму с настойчивой просьбой «взвесить серьезные последствия», какие может иметь смена руководства МИД как для происходивших в то время переговоров с Румынией, так и «для более настоятельных вопросов, которые будут возникать по мере продолжения войны».

Далее посол напоминал царю о заслугах Сазонова, его вкладе в укрепление антигерманской коалиции, в дело «превращения союза, скрепленного настоящей войной, в постоянный».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta