Упорное сопротивление противников соглашения о проливах

И в последующие дни французскому министру иностранных дел приходилось выдерживать упорное сопротивление противников соглашения о проливах. Во французской прессе более яростно, чем в английской, продолжалась кампания в пользу международного устройства Константинополя и нейтрализации проливов. Причем после вручения Сазоновым памятной записки от 4 марта (а секретность ее оказалась весьма относительной) эта кампания развернулась с новой силой. Ее возглавили крупнейшие буржуазные газеты “Temps” и “Matin”, отражавшие позиции президента Пуанкаре, министра финансов Бриана и некоторых других политических и финансовых деятелей, выступавших против “чрезмерных уступок” царскому правительству в данном вопросе.

Не прекращалась и ответная пальба по “неблагодарным союзникам” в русской прессе. Член Государственного совета, “ярый либерал” князь Е.Н. Трубецкой предупреждал: “Есть только одноединственное решение, которое соответствует нашим государственным интересам: Константинополь и проливы должны быть русскими. Всякое другое решение вопроса для нас неприемлемо.

Официально сформулированные Сазоновым требования царского правительства привели некоторых французских государственных деятелей чуть ли не в шоковое состояние. Президент Пуанкаре, по его собственному признанию, был “ошеломлен” и не мог объяснить себе “ни этот необычный язык, ни эти опасные и странные концепции”141. Крайнее раздражение просматривалось в инструктивном письме Палеологу (9 марта 1915 г.), завизированном, кстати, министром иностранных дел Делькассе. Из этого письма видно: французское правительство не допускало мысли, что Россия потребует в полное свое обладание Константинополь, оба пролива с прибрежными полосами, острова, прикрывающие вход в Дарданеллы, а также значительную часть Фракии. “Некоторые русские из школы Витте, — сетовал президент, — были бы не прочь завладеть Константинополем и не продолжать больше войны против Германии и Австрии”. Пуанкаре выговаривал правительству Николая II за то, что оно отвлекается от главной цели, во имя которой союзники взялись за оружие, — разгрома Германии и устранения опасности установления ею своей гегемонии.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta