В условиях самодержавного правления

В условиях самодержавного правления и закостенелых бюрократических традиций государственного аппарата России индивидуальные качества главы внешнеполитического ведомства приобретали особенно важное значение и отражались на стиле и уровне руководства внешней политикой страны. В последние годы прошлого века, пожалуй, лишь один из трех министров иностранных дел по своему профессиональному уровню и личным качествам соответствовал назначению — князь А.Б. Лобанов-Ростоцркий (1895 — 1896 гг.). Видный государственный деятель и многоопытный дипломат, он был человеком твердых принципов, уравновешенным и осторожным политиком, имевшим собственную внешнеполитическую концепцию, которую последовательно проводил в жизнь. Как министр, он пользовался авторитетом у царя и в высших бюрократических кругах.

Сменивший его граф М.Н. Муравьев (1897 — 1900 гг.) был его полной противоположностью: беспринципный карьерист и царский угодник, он не только не препятствовал, но потворствовал авантюристическим поползновениям Николая II на Дальнем Востоке. Исполняя желание царя, он обеспечил дипломатическую подготовку захвата Порт-Артура Россией. Правда, вследствие неспособности к систематической и напряженной работе главы внешнеполитического ведомства он передоверил почти все свои полномочия товарищу министра графу В.Н. Ламздорфу, ставшему в 1900 году, после его смерти, министром.

Опытный чиновник центрального аппарата, никогда не служивший за границей, чрезвычайно работоспособный и нелюдимый, глубокий аналитик и осторожный дипломат, честно излагавший перед царем объективные факты и свои взгляды, но слабохарактер

ный и непоследовательный при их проведении в жизнь, граф Лам- здорф не обладал такими важными качествами во взаимоотношениях с царем и его придворными советниками, как твердость и принципиальность в отстаивании выработанного им внешнеполитического курса на Дальнем Востоке.

Подводя итоги характеристики главного звена внешнеполитического механизма России, следует иметь в ввиду, что МИД являлся частью бюрократической системы страны со всеми присущими этой системе качествами. Эту связь видели и ощущали в своей деятельности российские дипломаты, работавшие за границей. Министр-резидент России при великом герцоге Баденском гофмейстер Д.А. Эйхлер, близкий к трону через свою жену-фрейлину, урожденную Н.С. Танееву, в специальной записке руководству МИД в 1906 году подчеркивал противоречие министерско-бюрократических и «дипломатических» начал в деятельности ведомства.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta