Влияние, чтобы побудить австрийцев

Днем 16-го был получен ответ. Вильгельм II отказывался разделить оценку, данную царем действиям Австро-Венгрии. Тем не менее он обещал употребить «все свое влияние, чтобы побудить австрийцев действовать со всей прямотой для достижения удовлетворительного соглашения» с Россией119. Николай II счел реакцию кайзера обнадеживающей и тотчас по телефону сообщил о ней Сазонову.

Сам министр еще до этого, тоже 16-го, имел две встречи с германским послом, первая из которых как будто подавала надежду на мирный выход из кризиса, вторая же, напротив, опрокидывала ее. В 11 часов дня Пурталес сообщил Сазонову, что Германия согласна продолжать попытки склонить венский кабинет к уступкам. При этом выдвигались два условия: 1) сохранять это намерение Берлина в строгой тайне и 2) задержать мобилизацию в России. По уходе посла Сазонов стал обсуждать с ближайшими помощниками, как расценить германский демарш: видеть ли в нем намерение оказать серьезное воздействие на Вену или простое стремление отсрочить русскую мобилизацию? Дипломаты склонились к мысли, что, если даже допустить искренность германского правительства, ему едва ли удастся в данную минуту многого достичь в Вене.

Помимо собственной оценки на позицию дипломатов влияло мнение военных ведомств. Последние определенно настроились на войну и считали всякую задержку мобилизационных мероприятий опасной. Янушкевич еще 15 июля телеграммой предупредил главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, наместника на Кавказе, всех командующих военными округами и наказного атамана войска Донского, что «семнадцатое июля будет объявлено первым днем общей (курсив мой. — Авт.) мобилизации», о чем последует специальная телеграмма121. Противостоять давлению военных кругов в такой момент было очень трудно, тем более что Совет министров бездействовал, а ожидать решительных шагов от дряхлого председателя правительства Горемыкина не приходилось.

Сомнения Сазонова развеял второй визит Пурталеса, последовавший в 3 часа дня. Посол зачитал ему телеграмму канцлера Бет- ман-Гольвега, где говорилось, что, если Россия будет продолжать свои военные приготовления, Германия сочтет себя вынужденной мобилизоваться и перейти от слов к действиям.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta