Влияние Германии в нейтральных странах

Один из упреков в адрес дипломатов и военных атташе сводился к тому, что ни в мирное, ни в военное время они не смогли парализовать влияние Германии в нейтральных странах. Особое беспокойство внушали октябристам «миротворческие» акции Германии, ее интриги вокруг сепаратного мира.

Еще в канун нового, 1916 года имперский канцлер фон Бетман- Гольвег, выступая в рейхстаге» дал понять, что «после успешного отражения неприятеля» Германия готова заключить мир, дабы «сократить бедствия европейских народов». Несколько позже он в беседе с американским журналистом уточнил условия, на которых могли бы начаться мирные переговоры. Канцлер предлагал принять в качестве основы «карту военных действий», то есть аннексию территорий, оккупированных войсками центральных держав. Германская пресса подхватила эту идею и повела кампанию в защиту «принципов гуманизма», утверждая, что и в стане противника все отчетливее ощущается стремление к прекращению кровопролития. Октябристский оратор счел необходимым дать отповедь этому фальшивому миролюбию. Нельзя заключать договоры с Германией, настаивал Ковалевский, пока она не осознает полного крушения своих планов и намерений.

Коснувшись взаимоотношений держав Согласия, Ковалевский призывал союзников вести «честную игру». По его мнению, русская дипломатия не сумела оградить Россию от «союзного эгоизма». В первую очередь это относилось к Англии. При всем единомыслии союзников относительно общих целей борьбы, отмечал Ковалевский, Англия до сих пор «была увлечена преследованием врага на море и в колониях и роль свою на континенте понимала довольно узко, как защиту ворот своего дома, т.е. Кале».

Небезупречно, по словам оратора, поступала и Франция, хотя у нее были извиняющие ее обстоятельства: она самоотверженно отстаивала свою столицу и границы. Еще более серьезной критике подверглась Италия, которая долго воздерживалась от объявления войны Германии и не использовала всех своих сил даже против Австрии. В результате Италия «упустила момент, когда могла энергично вмешаться в балканскую кампанию и сыграть там решающую роль», предотвратив переход Болгарии в стан неприятеля. Известная доля вины за эту несогласованность возлагалась и на русскую дипломатию.

Теперь, по мнению октябристов, союзные державы «подошли» к пониманию необходимости более согласованных действий не только в военно-политической и дипломатической, но и в экономической областях.

Большое значение придавали октябристы отношениям с нейтральными государствами. В этой области русская дипломатия могла и должна была проявить большую энергию.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta