Вопросы европейского равновесия

В случае, однако, если дело дойдет до войны, в ходе которой неизбежно встанут вопросы европейского равновесия, в Петербурге должны были усвоить: «Только великий национальный интерес, такой, как новое урегулирование вопроса, который с 1870 г. глубоко разделяет Германию и Францию, будет достаточно весомым, чтобы оправдать в глазах французского народа применение обязательств, предусматривающих военные действия, в которые две державы могут быть втянуты».

Избиения армян не прекращались и в 1896 году. Державы, не доверяя друг другу, послали на Ближний Восток свои эскадры. Английские корабли крейсировали у входа в Дарданеллы, австрийские — у Салоник, французские — у Бейрута. Российский Черноморский флот получил приказ быть готовым идти к Босфору по первому сигналу. Словом, каждая из соперниц сосредоточила силы в местах, которые были «облюбованы в качестве добычи на случай распада Турции».

Проследить линию российской дипломатии позволяют переговоры, которые вели ее политические деятели в ходе заграничной поездки Николая II. В Вене Лобанов и Голуховский сошлись на необходимости сохранения целостности Османской империи и поддержания статус-кво в Болгарии и Греции. Русский министр подчеркнул, как важно для его страны сохранение нейтрализации Суэцкого канала. Он решительно отклонил идею Голуховского о

превращении заседаний послов в Стамбуле в постоянно действующую конференцию, усмотрев в этом опасность фактической опеки над Портой и постепенной замены власти турецкого правительства властью послов.

В Вене Лобанов, подготавливая почву для предстоявших объяснений с германскими политиками, имел беседу также с послом кайзера Ф. Эйленбургом. Министр упирал на недопустимость как для России, так и для Германии сохранения Суэцкого канала в руках Англии. Эйленбург, в свою очередь, постарался прощупать отношение России к будущему проливов. К его удивлению, Лобанов не настаивал на исключительных правах его страны, а предложил подумать о компромиссном варианте («Почему бы не установить, что в мирное время проход будет для всех, а во время войны — закрыт?»).

Зондаж Эйленбурга был, конечно, не случайным. Руководители германской внешней политики хотели поощрить Россию к силовому решению вопроса о проливах, которое столкнуло бы ее с Англией, а возможно, и с Францией. Но их ожидало разочарование. Во время пребывания в Германии царь и Шишкин вообще избегали вопроса о проливах.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta