Возможность захвата проливов и Константинополя

В известной мере разделял эти опасения и сам Сазонов, признававшийся в том, до какой степени была неприятна ему возможность захвата проливов и Константинополя силами союзников, а не русскими войсками и Черноморским флотом134.

В меморандуме Англия заручалась согласием России обеспечить свободу прохода иностранных торговых судов через проливы, установить “свободный порт для транзита товаров, обмениваемых между нерусскими территориями”, а также обязательством не чинить помех какой-либо державе, которая может “на разумных условиях предложить союзникам свою помощь.

Получив указанные документы, Сазонов имел все основания поздравить себя с успехом. Дипломатическая баталия, начатая им около полугода назад, миновала важный этап: признание притязаний царского правительства Лондоном, где находился, по словам Извольского, “узел вопроса.

Оставалось получить аналогичный документ от Франции. Последняя, однако, медлила, что становилось тем менее понятным, что речь шла о давней и наиболее близкой союзнице. Сазонов обращал внимание Палеолога на тот факт, что его правительство все еще ограничивается “общими выражениями сочувствия” и “ничего не значащей фразой” о том, что Франция готова отнестись к русским пожеланиям “возможно более благожелательно”137. Однако эта дежурная дипломатическая учтивость начинала скорее раздражать, чем радовать. 18 марта министр телеграфировал Извольскому, чтобы он добился наконец более определенного заявления о согласии Франции “на полное удовлетворение пожеланий императорского правительства, подобно тому, как это сделало великобританское правительство. Двумя днями раньше царское правительство дало согласие на присоединение к Франции Сирии и Киликии, как того добивалась союзница.

Вскоре Делькассе пришлось выступить в Комиссии по иностранным делам Палаты депутатов с сообщением о том, что “Франция приняла формальные обязательства” перед Россией в отношении Константинополя и проливов. Это вызвало острое недовольство ряда членов парламента. Двое заявили решительный протест против того, чтобы Св. София оказалась в руках православных. Успокаивать пришлось тем, что Франция получит соответствующие компенсации, в частности Александретту — город и порт в восточной части Средиземного моря, где Франция надеялась утвердить свое господствующее положение по соседству с Сирией, Палестиной и другими объектами экспансии французского капитала.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta