Блиц-портреты

Звезда рабочего движения. Ураган — сейчас здесь и через пять минут там. Мощное присутствие — когда он входит куда-то, все вокруг тускнеет, виден только он. Он занимает собой все пространство. Вот пришел Алексей Этманов, лидер и создатель профсоюза «Форда». Громко и воодушевленно говорит, без устали агитирует. Язык у него колоритный, острый. Простой, но точный. Бьет сразу по цели. Жестикулирует, смеется, провоцирует.
Немножко хулиганские манеры. Не стесняется, ведет себя самоуверенно. Даже, бывает, нагло. Некоторых это раздражает, но мало кого не подкупают его притягательность и дар убеждения.
Собранный, молодой, спортивный, модно одет (его легендарная кепка стала уже брендом). Легко его представить обыкновенным нахалом, полубандитом и пофигистом, спокойно стремящимся наслаждаться жизнью. Да и, кажется, до профсоюза он таким и был (до «Форда» он пытался стать бизнесменом, «заработать много денег»). Жажду жизни он не потерял, но получает удовольствие из других источников — борьба, товарищество, рабочий класс, чувство собственного достоинства и умение расшевелить людей. В разговоре и выступлениях он постоянно повторяет эти слова с горящими глазами.
Его мир перевернулся летом 2005 года после поездки в Бразилию на встречу профсоюзов корпорации «Форд». Он поехал просто «отдыхать нахаляву» — и вернулся одержимым идеей создания настоящего профсоюза, приверженцем марксизма и теории классовой борьбы. По его собственным словам, увидев там примеры настоящих профсоюзов, созданных такими же простыми мужиками, как и в России, он «зажегся». И зажег своих товарищей, которые образовали костяк профкома.
Поездка в Бразилию, конечно, не сделала Алексея другим человеком, она просто привела в действие спящие ценности и установки, среди которых обостренное чувство социальной справедливости: «Мне всегда не нравилось, когда обижаю, слабого». Вот такой Робин Гуд рабочего движения. «У начальников есть все, и рабочий по отношению к ним слабый, особенно не обладающий знаниями, когда он один… мы решили сделать его сильным…» И дело пошло. В результате профсоюз «Форд» прогремел на всю страну «самой длительной забастовкой». Это уже деятельность не только Этманова, разумеется, но он инициировал процесс, и до сих пор происходящие события несут отпечаток его стиля. Остановиться на достигнутом нельзя — надо бороться дальше, расти, укреплять и расширять ряды. Теперь на повестке дня у Этманова — развитие рабочего движения в стране. Получится ли у него, сложно сказать, тем более что это зависит не только от него.
Но одно мы можем сказать точно — без того толчка, который он дал движению на «Форде», да и без присущего ему раскрепощающего стиля лидерства профсоюз «Форда» был бы другим.
В его деятельности ему помогает комфортная семейная обстановка. Его жена скорее соратник — она тоже работает на заводе, и стала членом профсоюза. Но, конечно, без мелких конфликтов все равно не обходится. «Жена у меня часто жалуется, что я все время с профсоюзом провожу, но как бы приходится все равно… что-то делать, как-то выкраивать».
Злые языки сейчас намекают, что у него «звездная болезнь». Может быть, некоторые симптомы проявляются, ну и что? Никто не совершенен. Да и кто говорит, что лидеры должны быть святыми? Главное, что, несмотря на свой размах и манеры опе-тап-зНом, он не только дает людям высказаться и спорить с собой, но еще и способствует проявлению активистского и, порой, лидерского потенциала у других.
Во время кризиса, когда Администрация президента и другие властные структуры стали беспокоиться о нейтрализации рабочего движения, Этмановым стали «заниматься» в первую очередь. Начиная с осени 2008года он подвергся трем бандитским нападениям, но эти нападения только закалили его характер бойца.
Завершим этот блиц-портрет важным штрихом: Алексей до сих пор работает простым сварщиком, и не стал освобожденным профсоюзным работником. Для него профсоюзное дело остается хобби — не в том смысле, что он к нему несерьезно относится, а в том, что это не профессия, а призвание. По его собственному утверждению, он получает от этого занятия удовольствие, «моральное удовлетворение». Более того, он уже без него не может представить свою жизнь: «Этоуже как наркотик, вот когда спортом занимаешься, в спортзал один день не сходил, -уже чувствуешь себя плохо… Один день дома, ничего не делаю — и уже тяжело».
Крутой бизнесмен, лидер народного движения. «Я был одним из первых, у кого появился джип в Иркутске», — так рассказывает о себе молодой, энергичный, организованный, очень аккуратный и всегда вежливый координатор Совета инициативных групп Иркутска Евгений Еремеев. Период своей бизнес-карьеры 90-х годов он вспоминает без сожаления, а скорее даже с гордостью: вот, мол, какие зигзаги бывают в жизни. В 90-х годах он пытался добиться самостоятельности и благосостояния, так как после распада СССР вдруг оказался на обочине — армейский авиационный инженер конструкторского бюро никому нужен не был. Железная воля и чувство собственного достоинства не позволили ему долго пребывать в таком состоянии, и он стал предпринимателем. Когда произошел финансовый кризис (дефолт) августа 1998 года, он все потерял, все продал, чтобы оплатить долги. Тогда он потерял веру в систему, но не потерял себя; как на пружине, он перескочил в новое направление — в общественно-политическую жизнь.
Евгений знает мир бизнеса и власти не понаслышке. Его личный стимул — борьба с коррупцией во всех ее проявлениях. Он, кстати, борец во всех смыслах этого слова — занимался боевыми искусствами и создал борцовский клуб. Страх ему чужд. Так, весной 2009 года, взорвали его машину — он отреагировал спокойно и заявил с гордостью: «Если они пошли на это, значит, мы на правильном пути».
Его общественный путь начался с того, что он купил квартиру в новостройке. И, как это часто бывает, застройщик оказался мошенником. Евгений стал председателем ТСЖ своего дома (до сих пор он им и является) и занялся борьбой за восстановление справедливости. Так он вник в жилищные и градостроительные проблемы и стал специалистом по проблемам уплотнительной застройки. Познакомившись с разными инициативными группами города, он нашел единомышленников (до его появления они боролись поодиночке), и придал их раздробленным действиям организованный и скоординированный характер.
Новичок в движении, он иногда попадает в неожиданные для себя ситуации. Вспоминается его ошарашенный вид на Сибирском социальном форуме, который он организовал в Иркутске летом 2008 года. Тогда собралось очень много разных людей, в том числе куча неформальной молодежи: серьга в ухе, длинные волосы, рваные джинсы, одним словом — совершенно не его стиль. Поначалу он смотрел на них с явным подозрением, но потом, познакомившись поближе в ходе дискуссий и совместного проживания в лагере, стал относиться к молодым ребятам почти по-отцовски.
Вот такая удивительная смесь: военный стаж, инженерно-техническое образование, спортивные навыки, предпринимательский азарт, «полезные» связи. Такой человек не пропадет. Когда он общается с бабушками или с инвалидами, видно, что их проблемы он принимает близко к сердцу, как обиду, нанесенную беззащитным людям, коррумпированным государством. И он готов бросить этому государству вызов. Он не скрывает своего намерения заниматься политикой (стать депутатом хотя бы городского совета), чтобы более эффективно бороться.
Он простился с мыслью о зарабатывании больших денег (и это стало одной из причин его недавнего развода — трудно жить с бывшим инженером, бывшим бизнесменом, который превратился в какого-го «болвана», бегающего по митингам и собраниям). Сегодня Евгений тратит собственные деньги на издание активистской газеты, ездит на общественном транспорте («как все пролетарии»), а если на поезде, то в плацкартном вагоне.
Он ценит духовное обогащение. Его выступления всегда изобилуют цитатами и громкими словами об «общенародной собственности», «либерализме», «народной власти», «социальном геноциде», «капиталистических мародерах». Послушав его, можно прийти к выводу, что он лишь очередной левый идеолог, который о жизни знает только из книг. Но, как видно из нарисованного портрета, у него гораздо более оригинальныйжизненный путь. Все дело в том, что он только недавно стал разбираться, что делают власть и бизнес, и почему людям не дают спокойно жить в нормальных и благоприятных условиях. Старые истины в духе марксизма стали для него открытием, о котором он рассказывает с пламенем неофита. Страстно, очаровательно и убедительно.
Хрустальная революционерка. В узких кругах левых активистов она имеет репутациб «революционерки» и «пассионария» пермского движения. «Я по жизни марксист. Моя конечная цель — это революция. Социалистическая революция»; «Я приложу все усилия для того, чтобы в нашей стране возникла массовая рабочая, партия, способная взять власть в стране, революционным путем, в свои руки. И чтобы взяла»; «Есть только два пути развития: коммунизм или варварство»; «Я отношусь крабочему классу… Сейчас в России рабочий класс начал себя осознавать», — БОТ типичные высказывания Анастасии Мальцевой, известной под псевдонимом
Хрустальная.
Но это только одна сторона ее личности — в отличие от многих других левых идеологов она понимает, что только абстрактными фразами она никого не сможет убедить в необходимости бороться за «социалистическую революцию». Поэтому Настя действует намного более гибко и прагматично, помогая людям на бытовом уровне защитить свои права — как первый шаг на пути к самосознанию и — в ее понятиях — к классовому сознанию. Настя не смотрит на людей, как на пешек, в будущей революции, а действует вместе с ними, там, где им это необходимо. Она делает это от всего сердца, потому что не терпит несправедливости и увлекается людьми. Она никогда не скрывает своих политических взглядов, а наоборот, размахивает ими как флагом.
Она троцкистка. Что это значит? Троцкист, в ее понимании, «равно марксист, равно ленинист, равно большевик-ленинец». «Это человек, который разделяет коммунистическую идеологию и у которого марксистское мировоззрение. Ну, грубо говоря, на данный момент, троцкисты единственные живые действующие коммунистические револю-
ционеры».
Людям, с которыми она взаимодействует, по большому счету, все равно, троцкистка она или кто-то еще, главное — она на их стороне в судах, на митингах, в переговорах. Врач по профессии, она переквалифицировалась в юриста, чтобы лучше «использовать буржуазные законы во благо рабочего класса». Впрочем, пропагандистской деятельностью вкупе с конкретной борьбой за права простых людей она все же оказывает влияние на мировоззрение активистов, которые, если и не ощущают себя «рабочим классом», то весьма критически относятся к капитализму и «буржуазному государству».
Внешний вид Насти чем-то напоминает Мэрилин Монро, и есть в ней что-то и от светской дамы. Светлые волосы, голубые глаза, всегда тщательно накрашена. Каприз звезды — дымит постоянно, как паровоз.
В 2006 году она родила дочь (между двумя митингами и предвыборной кампанией). Поскольку она постоянно в бегах и круглосуточно вовлечена в общественные дела, дочерью занимаются все члены ее семьи — мать, бабушка и муж, так что семья для нее — не помеха общественной деятельности, а поддержка. Ее четырехкомнатная квартира с просторной кухней — место постоянных сборов, штаб-квартира местного протестного движения.
Она политизировалась давно (еще в юности, через чтение марксистских классиков), но по настоящему вышла на авансцену пермской общественной жизни во время кампании по отставке мэра «Вернем себе город» и многомесячного пикета за сохранение муниципальных автопарков (2003-2004 годы). События января 2005 года укрепили ее авторитет, поскольку во время массовых выступлений против «монетизации льгот» она оказалась на передовой линии фронта. На этой волне она стала инициатором создания Координационного совета протестных действий города Перми. Мэрия и областная администрация ее хорошо знают, так как она часто выступает главным посредником в переговорах между общественностью и властью, регулярно посещает кабинеты чиновников, чтобы напомнить о той или иной проблеме. Кроме того, она несколько раз баллотировалась в местные депутаты — «для того, чтобы вести пропаганду».
С 2006 года Анастасия Мальцева включилась в борьбу за права жителей общежитий, которых она защищает в судах, а затем и шире — в борьбу за самоорганизацию жителей многоквартирных домов. У себя в доме она организовала непосредственное управление и стала настоящим специалистом по трубам и стоякам. Как говорится, марксизм вполне гармонично сочетается с мелкими бытовыми проблемами.У нее железный характер, она может войти в любой кабинет, сказать правду в глаза любому чиновнику.
«Да, признаюсь, у меня нелегкий характер, — говорит Настя, — это может распространяться на ближайшее окружение. Но у нас у всех, кто в движении, не самый легкий характер. Потому что движение не предполагает наличие раздолбайского развеселого характера. Предполагается, что человек будет брать на себя ответственность, а это значит, что у него будут какие-то тяжелые моменты, и он их должен будет переживать. Зная все это, ближайшее окружение мне прощает такой тяжелый характер, а я прощаю им, взаимно, их тяжелые характеры (смеется). То есть, я хочу сказать, у нас у всех, мы знаем уже априори, достаточно сложные характеры. И мы к этому готовы, то есть на какие-то компромиссы мы все равно пойдем, и где-то прижмем свой характер, но где-то, конечно, можем даже в атаку пойти. Это физический закон: опереться можно только на то, что сопротивляется».
Опереться на нее, безусловно, можно. Она — очень грамотный человек, врач по образованию, юрист по накопленному опыту, чуткий психолог и человек с чувством юмора. Она очень темпераментна, и поэтому ее достаточно легко вывести из себя, но тому, кто это сделает, не поздоровится — приступы ее гнева уже стали легендарными. Она хорошо владеет дипломатическим языком. Бывает, чтобы усмирить грозного чиновника, включает и свою женскую привлекательность.
Она не авторитарный лидер, но жестко ведет свою линию и ставит людей в строй. При этом при принятии решений она следуют правилам демократии, но ее авторитет часто (хоть и не всегда) побеждает. Вот как она сама оценивает свою роль лидера:
«Это выносливость, терпение, потому что бывает так, что кажется, что это сизифов труд. Ты что-то делаешь, не получается, а потом снова все собираешь-собираешь, и опять кажется, что все снова рассыпалось. Должна быть еще принципиальная политическая порядочность. Чтобы те, кого ты собираешь, точно знали, что ты не изменишь свое мнение, что бы ни случилось, какие бы, там, крупные буржуазные существа ни решили бы к тебе подкатить. Чтобы те, кто входит в твой круг общения, точно знали, что несмотря и вопреки всему этого не произойдет».
Настя — уникальный человек. Редкий лидер, которому удается сочетать революционный дискурс, ежедневную борьбу плечом к плечу с людьми и семейную (обычную человеческую) жизнь.Мамаши, рабочие, бизнес-леди… Евгения Чирикова — молодая мама двух маленьких детей. Общественным деятелем она стала неожиданно -в 2007 году. До этого она все время посвящала совместному с мужем малому семейному бизнесу. Собственное дело, два высших образования -все подталкивало к тому, чтобы связать свое будущее с бизнесом. 10 лет назад семья переехала из Москвы в Химки, чтобы жить и растить детей поближе к лесу и воде. В один прекрасный день беременная Евгения, прогуливаясь по лесу, увидела на толстых стволах дубов красные метки -границы вырубки леса. И она инициировала кампанию. «Я сидела дома с ребенком, ну меня оставались энергия и силы на то, чтобы создать движение, — рассказывает начинающий активист. — Развесила объявления со своим мобильным телефоном, мне стали потихоньку звонить люди, и мы решили бороться вместе». Так сформировалось движение «В защиту Химкинского леса», через который власти наметили проложить скоростную автомагистраль. Эта магистраль стала основным камнем преткновения в споре, разгоревшемся между местной администрацией и общественностью.
В ноябре 2008 года был искалечен журналист Михаил Бекетов, который поддерживал гражданских активистов и боролся за Химкинский лес. Неоднократно угрожали и его сторонникам. В 2009 году Чирикова попробовала себя в политике: она стала кандидатом от движения и оппозиции на пост главы Химок. Предвыборная кампания в Химках сопровождалась бесконечными скандалами. Евгению Чирикову усиленно пытались снять с выборов. В итоге на выборах «досрочно проголосовали» около 15-20% от общего числа проголосовавших и победил действующий мэр Владимир Стрельченко — тот самый, кто разрешил строительство трассы и о чьей заинтересованности в нападении на Бекетова говорят активисты. Чирикова заняла третье место, набрав (официально) 15,5 % голосов. Однако это поражение не охладило ее пыл. До сих пор она продолжает вести кампанию против строительства автодороги. Также участвует в разного рода коалициях общественных активистов по общим темам гражданского контроля и защиты прав жителей на благоприятную окружающую среду в Подмосковье и Москве.
Елена — около сорока лет, экономист, член правления ТСЖ своего дома, активистка Движения гражданских инициатив Санкт-Петербурга. Раньше она руководила маленькой фирмой, предлагавшей интернет-услуги, и абсолютно не была вовлечена в политику (никогда не ходила на выборы). В начале 2005 года она была вынуждена закрыть свою фирму из-за «государственного произвола». С тех пор, работая на дому, она стала интересоваться проблемами дома, изучать новый Жилищный кодекс и искать информацию и контакты, связанные с жилищными проблемами. Сталкиваясь с бюрократическими и законодательными препятствиями на пути к самоуправлению домом и встречаясь с более опытными активистами, она постепенно была вовлечена в активистскую деятельность. Спустя год после того, как ее фирма была признана банкротом, она была избрана главой местной ассоциации жилищных активистов города «Надежный Дом».
Сергей — около пятидесяти, водитель автобуса, уволенный в 2005 году, одна из наиболее активных фигур профсоюза работников автобусного муниципального парка Перми. Из семьи малообразованных рабочих. Перепробовал множество профессий и объехал всю страну, прежде чем осел в Перми. С товарищами по работе он начал противодействовать решению муниципальных властей о приватизации общественного транспорта и бороться за сохранение своего рабочего места. Затем, приняв участие в демонстрациях против «монетизации» льгот, он присоединился к Координационному совету протестных действий города Перми.
О некоторых других активистах мы уже писали: Андрей Коновал (лидер координационного совета Ижевска), Евгений Козлов (лидер Движения гражданских инициатив Санкт-Петербурга), Сергей Удальцов (лидер Совета инициативных групп Москвы и Левого фронта), Олег Шеин (лидер Астраханского движения). Нам просто не хватает места, чтобы написать о Васе, Ире, Игоре, Ольге, Владимире, Петре, Сергее, Валерии и еще о многих-многих других. По всей стране сотни тех, кто посвятил себя коллективным действиям и стремится помочь людям отстоять свои права и использовать свои гражданские полномочия. Сотни индивидуальных биографий, в которых общим является то, что этих людей отличают сильные личностные характеристики и специфичные мировоззренческие черты (чувствительность к несправедливости, любознательность и открытость, критический дух, социальная подвижность), которые при определенном стечении обстоятельств превращают их в действующих и инициативных людей.Мы неоднократно упоминали о той решающей роли, которую в процессе социальной активизации играют лидеры1. Напомним, что лидерами мы называем людей, которые на разных уровнях (от уровня подъезда или цеха до уровня города или региона) берут на себя инициативу по объединению людей, их вовлечению в активистскую деятельность, информированию, организации и так далее. Большинство из них стали завзятыми активистами, которые уже не мыслят своего существования без активной общественной деятельности.
Есть лидеры с большим стажем общественной или политической деятельности, вовлеченность которых настолько давняя, что не подлежит объяснению в терминах трансформации фрейма — для них первичны другие мотивы идеологического, политического, статусного или профессионального рода. Однако основная часть лидеров новой волны общественной активизации, не имеет длительного активистского опыта, либо их опыт прерван. Поэтому для объяснения их общественной вовлеченности применяется наша схема изменения привычных образов мыслей и действия.
И те и другие могут сегодня считаться лидерами только в том случае, если их лидерство (моральный авторитет, инициативная роль) признают другие участники коллективных действий. В противном случае они являются лидерами-одиночками — таких лидеров мы не будем рассматривать, так как они неспособны создавать новые общественные практики, и в силу этого мало влияют на события.
Из нашего анализа мы также исключаем вождей, бюрократов и администраторов верхушечных структур (по крайней мере, в чистом виде). Мы сосредоточимся исключительно на лидерах активистского типа, которые обладают уполномочивающим авторитетом (тех, что способны побудить других к тому, чтобы они воспользовались своей властью, и создают условия, чтобы люди преодолевали отчуждение от власти и укрепляли чувство, что они обладают полномочиями). Отметим также, что обстоятельства и другие участники коллективныхдействий также могут сделать из вождей и бюрократов уполномочивающих лидеров.
Мы попытаемся ответить на вопрос: как эти лидеры ввязались в общественную деятельность? Действительно, как возможно, что в условиях, когда в современной России доминирует обывательский фрейм, а структура властных отношений, равно как и институциональная система, побуждают индивидов в первую очередь пассивно соглашаться с устоявшейся системой или уклоняться от нее, появляются люди, осмеливающиеся искать иной путь?
Лидеры, выступающие объектом нашего исследования, обладают очень разными социопрофессиональными характеристиками (хотя в целом они относятся к более ресурсным категориям населения, чем рядовые активисты или простые участники), и ответ на этот вопрос нужно искать, прежде всего в их социальном опыте и биографии2.
Сразу отметим, что, хоть лидеры имеют очень разные личные траектории и происходят из различных социальных сред, общим для них является то, что можно обозначить термином «нонконформизм». Во многом их биографии расходятся с доминирующими социальными и культурными тенденциями («мейнстримом») их среды, в которой они родились или провели большую часть жизни. Это могут быть предприниматели или менеджеры, занявшиеся активной деятельностью, дети малограмотных рабочих, набросившиеся на основополагающие тексты марксизма, молодежь из престижных школ, утверждающаяся в политическом и провокационном радикализме, и так далее. См. главу 4: «Лидеры: герои поневоле, носители морали, создатели новых практик».2 Метод, наиболее приспособленный для этого типа вопросов, — биографическое интервью, которое мы провели с 30 лидерами. Несмотря на трудности такого проникновения в подробности личной жизни активистов, скорее привыкших обсуждать свою общественную жизнь, нам удалось двигаться в этом направлении способом регулярного неформального общения с лидерами. О необходимости биографического анализа лидеров обращают внимание, в частности, следующие исследователи: Сго&аи ^., Наупе$ Ж, йуап СН. (еа1.) Кпугшпд Норе апё ЫвСогу. Астчзгз, Асадеттиск апс! 5ос1а1 Мслгетепк. МтеароНз: ишуетгу оШтезот Ргезз, 2005; ЯасЬ К. Кпо1<у1ес1§е Гог УУЬаг? ТЬои^Ьсз ол сЬе 5га:е оГ 5ос1а1 Моуетепс БШсИез // СоосгМп 3., ^зрег 3. М. (её.). К.еСлткт§ 5оаа1 тоуетепк. ЗтлсШге, теапт§ апс! етопюп. Ыеш Уо±: Яо^глап апс! Ш1ейеШ РиЪЦзЬегз, 2004. Р.135-153.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta