Нестандартные биографии

Среди качеств, определяющих новый тип лидера, сразу отметим умение ориентироваться в разных средах, понимать разных людей, «выкручиваться» из трудных ситуаций, проявлять изобретательность в преодолении трудностей. Примеров тут множество, можно привести самый анекдотичный: молодой лидер из Омска, не зная, где провести собрание активистов, просто купил всем билеты в музей.
Эта черта характера очень важна для лидера, ориентирующегося на массовое движение и вынужденного действовать в сложных и нестабильных условиях, зачастую в условиях репрессий. В этих условиях недогматизм и нонконформизм (критическое мышление) становятся необходимыми, даже если это может привести к конфликтам в «материнских» политических организациях. На способность к гибкости оказывает влияние социальный опыт.
Может играть роль частая смена социальной среды. Так, либеральный лидер правозащитного движения родился в интеллигентной семье, вырос в бандитском районе, на окраине, достиг вершин демократической властной элиты в 90-х годах, чтобы затем оказаться в маргинальной оппозиции. Профсоюзный лидер вырос в рабочей семье в рабочем поселке и стал высококвалифицированным инженером. У лидера-эколога — мать из дворян, прадед — один из основателей местного университета, семья отца — крестьянская.
Может влиять частая смена профессий. Левый активист, лидер гражданской коалиции, окончил механико-математический факультет университета, затем работал в Институте теоретической прикладной механики Сибирского отделения РАН, затем — в одном из Домов культуры организатором общественно-массовых мероприятий, сейчас работает журналистом. Лидер-правозащитник делал карьеру в науке, в 40 лет стал доктором наук, затем, начиная с 1987 года и перестройки, он начал заниматься общественными проблемами: «Наука перестала меня особенно интересовать».
Влияние может оказать и частая смена места проживания. Жилищный активист сначала жил в центре Санкт-Петербурга, потом на окраине. Затем 6 лет работал в Израиле программистом: «Мог бы там остаться, но мне хотелось вернуться в свой город, и я вернулся». Сейчас он, будучи председателем ТСЖ, воюет с городской властью и строительной мафией. Также влияют более субъективные факторы:
1. расположенность к раннему приобретению независимости (или же не
обходимость ее приобретения): лидер движения пенсионеров в Перми рас
сказала, что из дома она уехала в 16 лет, поскольку отец был инвалидом вой
ны и материальная ситуация в семье была тяжелой;
2. авантюризм (или любовь к приключениям, путешествиям): профсоюзный активист (машинист) из Ленинградской области отличается особо
оригинальной траекторией жизни. Он учился в техникуме, служил в армии, поступил в институт, через год бросил, чтобы «кататься по стране»
(«романтика»). Работал машинистом метрополитена в Москве, докером во
Владивостоке, шахтером в Караганде, где-то еще рабочим на стройке.
Опять машинистом метро, но уже в Питере, а с 1990 года — на железной до
роге в области;
3. предпринимательский дух: лидер протестной коалиции Омска на пос
леднем курсе уже работал завхозом в Управлении культуры Омской области.
Был секретарем комсомольской организации («Я рано почувствовал ответственность»’), А после перестройки создал свое собственное охранное предприятие (по его словам, у него работали 200 человек)… А потом, после много
численных наездов со стороны милиции, ФСБ и налоговой полиции, он бросил бизнес и стал заниматься общественной работой. «Чтобы уже так просто у тебя не забрали бизнес — боремся за то, чтобы были правила».
Действительно, среди лидеров много (бывших) предпринимателей. Во многом это объясняется особенностями новейшей истории России. Для инициативных людей бизнес был самой привлекательной сферой в 90-х годах, особенно учитывая влияние пропаганды прелестей частногопредпринимательства. Некоторые пошли в эту сферу вынужденно, чтобы элементарно выжить (особенно научные работники, ИТР с заводов). В конце 90-х, часть из них бросили бизнес, чтобы применить свои предпринимательские способности уже в общественном деле. Некоторые — потому что поняли, что деньги не заменят творчества, другие — потому что условия существования мелкого бизнеса в России серьезно ухудшились, а на заводах и в бюджетной сфере (в вузах), напротив, зарплата стала расти. Многие говорят, что у них «задушили» бизнес.
Евгений Еремеев, иркутский лидер, чей портрет мы уже нарисовали, -этому классический пример. Он ушел в бизнес из конструкторского бюро. Преуспел. Все потерял в период финансового кризиса 1998 года. В бизнесе держался, пока мог реализовывать свои идеи (свобода творчества и самостоятельность). Выживать, заниматься примитивной торговлей или встраиваться в крупную компанию не захотел. Вошел с тем же азартом в общественную деятельность.
Можно вспомнить и ижевского лидера Андрея Коновала. Он организовал консалтинговую фирму, оказывающую политтехнологические услуги, но разочаровался, потому что «эта работа не пользуется общественным признанием… не создаешь ничего позитивного». То есть ушел не из-за нужды (наоборот, заказы предлагают до сих пор), а сделал сознательный выбор — «РЯ-технологии на службу народа».
Повторим, для молодых (особенно тех, кто рано политизировался) характерны напряженные идейные поиски, зачастую переходы из лагеря в лагерь, причем, как слева вправо, так и справа влево.
Активистская биография

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta