Особенный стиль мышления и действий: выделяющийся, но воодушевляющий

Установки и образ жизни лидеров сильно отличаются от общепринятых в российском обществе. В наиболее зримой форме различие между установками лидеров (общественников) и «обычных» людей проявляется в семье. Однако эта разница ощутима и в отношениях с той (большей) частью общества, которая далека от общественных проблем. Приведем несколько цитат:
Эколог (Периь): «Дляженя нормально из-за своей общественной деятельности возвращаться домой заполночь, для нее (жены) это дико и непонятно — ведь нормальные люди заканчивают работу в 18 часов… Отец считает, что я занимаюсь полной херней».
Член профсоюза (Омск): «Сестра вообще не понимает, чем мы занимаемся. Она говорит, а не лучше было бы тебе после школы, например, поступить на юриста и зарабатывать деньги».
Молодая активистка «Яблока» (Екатеринбург) «Другие — те, кто сидят у телевизора и. смотрят сериалы, обыватели одним словом, иногда смотрят на нас как на ненормальных».
Профсоюзный активист (Ленинградская область): «Есть понимание того, что если не делать это сейчас, то потом будет труднее, 90 процентов пока не понимают, что происходит».
Жилищная активистка (Пермь): «Иногда трудно, конечно, особенно когда соседи поливают меня грязью, бывает, и муж не понимает, зачем это мне нужно. Но ничего не могу с собой поделать, темперамент у меня такой. Я такая выс-тупалъщица! Я люблю правду. Могу, что угодно делать ради этого». Однако если бы эти люди были всего лишь нестандартными личностями, они не стали бы лидерами, а остались бы просто оригиналами, маргиналами или девиантами. Они становятся лидерами тогда, когда встречают единомышленников, людей, готовых участвовать в активистской деятельности и готовых помочь в решении имеющихся проблем. Именно на волне активизации лидеры чаще всего появляются или утверждаются в качестве таковых (то есть признаются «улицей» — группой, вступившей в коллективное действие). Таким образом, основным источником их авторитета является «народ» — не абстрактный и далекий народ, а народ действующий и близкий. Этот процесс — двусторонний: с одной стороны, на волне протеста или в недрах уже активизировавшихся людей появляются лидеры, с другой стороны, лидеры формируют сообщество активизирующихся людей.
Вот что об этом говорит лидер профсоюза на «Форде»: «Мы на фоне подъема профсоюза познакомились и начали работать… выделились те люди, которые решили, что они действительно хотят работать. Один я бы давно загнулся… сдался и продался бы… втридорога». Отмечен важный фактор — востребованность поддержки, хотя бы моральной, ответственность перед теми, кого повел, которая удерживает от сепаратных действий.
Если нет общественного подъема, то попытки лидеров инициировать коллективные действия, а тем более сформировать движение, оказываются преждевременными и терпят поражение. На один из таких плачевных примеров указывает лидер общественной коалиции в Новосибирской области:
«Мы собрали из разных людей группу из 20 человек и попытались из этой группы создать совет территориального самоуправления (ТОС). Но тогда, видимо, люди были еще не совсем готовы к тому, что это действительно нужно, и попытка не удалась. А только когда стало вполне очевидно, что мы здесь явно стали жить хуже, люди опять стали постепенно собираться. Собрались люди из разных организаций и коллективов. Вот так ц сформировался Совет общественных организаций поселка Краснообск. СО-ОКуже существует 2 года».
В целом, какие бы у них ни были личные качества, лидеры не существуют отдельно от людей, которые их делают лидерами. Они эмоционально связаны со своей социальной базой — продолжающейся совместной борьбой, коллективно празднуемыми победами и неудачами, которые встречают «плечом к плечу». В интервью лидеры охотно углубляются в долгие и подробные живописания тех или иных эпизодов коллективных действий, которые их впечатлили. В эти моменты их глаза сияют, становится заметным волнение. Они переживают радость, удовольствие, а также гордость. Наконец, опыт инициирования совместных действий становится источником самоутверждения. Это открытие — мочь сделать самому, но также «для других» и «с другими». Отсюда — самореализация, которая происходит совсем иначе, чем это предполагают господствующие нормы (делать деньги или занять место в институциональной политико-административной системе), и даже более того — через вызов этим нормам. Чем длительнее ангажированность, тем больше лидеры привязываются к своей базе, тем меньше у них соблазна уйти в противоположный лагерь, вернуться к «норме». Разрыв эмоциональных связей способен привести к тяжелому личному кризису.
Так выглядит процесс возникновения и утверждения лидеров, по крайней мере, с уполномочивающим авторитетом. Но если волна общественной мобилизации открывает возможности для появления лидеров, нельзя сказать, что она их рождает «с нуля». Другие факторы и условия также играют роль: они как бы дремлют, пока волна мобилизации не приведет их в действие, не создаст почву для реализации лидерских способностей.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta