Договор о мире и дружбе

Китайская сторона предложила обойти проблему Сенкаку при подготовке «договора о мире и дружбе». Не исключено, что маоистское руководство рассчитывало вернуться к этой проблеме после заключения договора, в момент, когда выяснится, что «враг утомился» и его можно бить. Собственно, в Пекине и не особенно скрывали таких намерений. В октябре 1974   г. японской делегации, посетившей КНР, было прямо заявлено, что Китай «тщательно обсудит вопрос о Сенкаку после заключения «договора о мире и дружбе».

После сентябрьского кризиса со всей очевидностью обнаружилось то обстоятельство, что важнейшей особенностью линии маоистского руководства на сближение с правящими кругами Японии являлось стремление достичь такой цели на антисоветской основе.

Прежде всего маоистские лидеры попытались привлечь на свою сторону влиятельные националистичес

кие силы в Японии путем поддержки их территориальных притязаний к Советскому Союзу. Как известно, впервые Мао Цзэ-дун протянул руку помощи и поддержки японским реваншистам в 1964 г. Тогда в беседе с группой японских социалистов Мао, игнорируя заявление правительства КНР от 15 августа 1951 г. о том, что «Курильские острова должны быть переданы, а южная часть острова Сахалин и все прилегающие к нему острова возвращены Советскому Союзу», утверждал, что СССР должен отдать Курильские острова Японии . Но если в 1964 г. Мао еще стеснялся афишировать свое пособничество реакционным силам в Японии, то впоследствии пекинские лидеры стали выступать с этих позиций открыто и прямо. 21 января 1972 г., как сообщил об этом в тот же день корреспондент агентства Киодо Цусин из Пекина, Чжоу Энь-лай в беседе с японскими представителями заявил, что китайское руководство решительно и полностью поддерживает требование о «возвращении под правление Японии» советских островов Хабомаи, Шикотан, Итуруп и Ку- нашир. Спустя еще год, 29 января 1973 г., японские газеты «Иомиури» и «Асахи» поместили интервью Чжоу Энь-лая с депутатом парламента Т. Кимура, где премьер Госсовета КНР рассуждал о «естественном праве» Японии вернуть себе не только острова Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан, но и всю Курильскую гряду.

Не меньшую настойчивость проявляло маоистское руководство в попытках помешать налаживанию советско-японского экономического сотрудничества. Пекинские лидеры выразили недовольство планами расширения советских поставок Японии нефти. В беседе с Я. Накасонэ в январе 1973 г. Чжоу Энь-лай советовал японскому министру: «Если у вас есть деньги, которые вы хотите дать северу (Советскому Союзу.— Авт.), дайте их лучше для развития Юго-Восточной Азии и стран Южного полушария»2.

Однако попытки Пекина столкнуть Японию на антисоветские позиции, направить ее на путь обострения отношений с СССР, свертывания экономических связей с Советским Союзом не встретили поддержки с японской стороны, ибо внешнеполитическая про грамма, которую маоистское руководство хотело навязать Японии, противоречило ее национальным интересам.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta