«Культурная революция»

«Культурная революция» затормозила развитие связей между КНР и странами Латинской Америки. Практически перестали функционировать созданные здесь общества и институты дружбы с Китаем, почти прекратился обмен делегациями. К началу 1968 г. по сравнению с 1965 г. более чем в 9 раз снизился объем торговли КНР с латиноамериканскими государствами (без Кубы).

Однако с 1970 г. контакты КНР с развивающимися странами значительно возрастают. В течение этого года Пекин устанавливает дипломатические отношения с тремя, а в 1971 г. — еще с 12 странами. Китайские лидеры берут курс на завязывание политических контактов с руководством развивающихся стран.

Следует отметить, что первые годы после «культурной революции», когда Пекин начал осуществлять «упорядочение» своей внешней политики, характеризовались повышенным интересом и вниманием к Китаю. Порою это приобретало даже характер ажиотажа, который искусственно подогревался пекинскими лидерами, а также определенными кругами за рубежом. В 1971 г., например, в КНР побывало около 500 иностранных правительственных, военных, торговых, культурных и прочих делегаций и групп, а также отдельных политических деятелей, писателей и журналистов. В Пекине, в частности, стремились привлечь визитеров тем, что принимали их на высоком уровне, устраивали пышные встречи, роскошные приемы и т. п. Особую активность проявлял премьер Чжоу Энь-лай. В 1971 г. он провел свыше 180 официальных встреч с представителями 72 стран.

Но характерно, что ни одна развивающаяся страна не проявила склонности пойти по пути маоистской «культурной революции», воспользоваться ее «опытом», взять на вооружение «идеи Мао Цзэ-дуна». Это не значит, что маоизм вообще не имел идейно-политического влияния в этих странах. Некоторые его внешнеполитические тезисы, такие, как «опора на собственные силы» (в маоистской трактовке), внеклассовое деление мира на «бедные» и «богатые» государства, концепция «двух сверхдержав» и другие, получили определенное хождение. Но в данном случае речь идет о внутренних «экспериментах» Мао и его группы, об их линии в социально-экономической области, о тех формах и методах, которые они пытались навязать другим.

Как известно, народные коммуны, система Дацин-Дачжай, «школы им. 7-го мая» и многие другие подобные «новоизобретения» маоистов остаются уделом одного Китая.

Характерно и то, что руководители развивающихся стран не откликнулись на антисоветские приглашения Пекина, не поддержали его линию на борьбу против СССР и других социалистических стран, не восприняли «аргументы» маоистской пропаганды, пытающейся возложить на Советский Союз вину за обострение советско-китайских отношений.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta