Культурная революция

Теперь Пекин вынужден пойти на ряд конкретных шагов, которые должны были продемонстрировать его готовность придерживаться принципов мирного сосуществования. Он восстановил прежний объем и уровень дипломатических связей с теми государствами, с которыми они были нарушены или ослаблены, а также установил отношения с некоторыми странами, с которыми ранее отношений не было.

Ради достижения этой цели китайские лидеры пошли на серьезные уступки по тайваньскому вопросу, существенно смягчив свои прежние условия. Первой страной, с которой КНР установила дипломатические отношения после «культурной революции» (13 октября 1970 г.) на новой основе, стала Канада. В совместном коммюнике было записано: «Китайское правительство вновь заявляет: Тайвань является неотделимой частью территории Китайской Народной Республики. Правительство Канады принимает во внимание эту позицию китайского правительства.

Правительство Канады признает правительство Китайской Народной Республики единственно законным правительством Китая». Таким образом, Пекин снял свое многолетнее требование, согласно которому любая страна, желающая установить дипломатические отношения с КНР, должна заявить о том, что Тайвань является неотъемлемой частью КНР.

Характеризуя политику Пекина после «культурной революции», Д. Барнет в качестве ее главных моментов указывает на «гибкость и прагматизм», под которыми фактически имеется в виду политическая беспринципность. Он подчеркивает также ту особенность этой политики, что главный упор был сделан на установлении дипломатических отношений КНР с капиталистическими странами К

«Канадская формула» послужила основой для установления дипломатических связей Пекина и с другими капиталистическими государствами, которые отказывались заявлять о принадлежности Тайваня КНР. В отношении развивающихся стран китайские лидеры, в погоне за расширением контактов с ними, пошли еще дальше. Так, при установлении дипломатических отношений с Экваториальной Гвинеей (октябрь 1970 г.) они довольствовались заявлением правительства этой республики о том, что оно признает правительство КНР «как единственно законное правительство, представляющее весь китайский народ». О Тайване же в коммюнике двух правительств вообще не упоминается, даже при изложении позиции китайской стороны. Точно такая же формулировка использована в китай- ско-эфиопском коммюнике от 24 ноября 1970 г.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta