Перспектива активизации и возрастания

Со стороны Пекина в этот период также усиливались критические выступления в адрес Японии. Однако в своей основе они носили совершенно иной характер. Маоистская критика была направлена не против возрождения японского милитаризма и не против тех аспектов внешней политики Японии, которые шли вразрез с интересами мира и безопасности, угрожали свободе и независимости стран Азии, а единственно против нежелания японских правящих кругов пойти на признание КНР и на широкое официальное сотрудничество с ней. Цель этой критики состояла не в том, чтобы способствовать смене внешнеполитического курса Токио (этот курс в целом устраивал китайских лидеров), а в том, чтобы дискредитировать тех деятелей в правительстве Японии, которые не шли на сближение с Китаем, и заменить их прокитайски настроенными политиками. Исходя из такой цели, пекинская пропаганда свои атаки сконцентрировала персонально на премьер-министре Э. Сато, отстаивавшем линию сдержанного отношения к КНР.

Разумеется, Пекин беспокоила и перспектива активизации и возрастания роли Японии в Азии, чему должна была способствовать «гуамская доктрина». Пекинские лидеры не могли не видеть опасности для Китая в том, что в результате переговоров Никсона с Сато в ноябре 1969 г. рамки японо-американского «договора безопасности» были расширены и в сферу его действия наряду с Южной Кореей и районом Индокитая открыто включен Тайвань. Однако и в данном случае китайское руководство проявило склонность трактовать это не как следствие политики японского империализма, а как «антикитайские козни» отдельных японских деятелей. На приеме в Пхеньяне Чжоу Энь-лай вновь обрушился главным образом на правительство Сато, «это самое реакционное и самое агрессивное после второй мировой войны, японское правительство» К В выступлении на митинге 7 апреля Чжоу Энь-лай, указав, что «возрождение японского милитаризма» «есть бесспорно реальная действительность», опять же свел это к деятельности правительства Сато2. В Пекине видели свои особые пути разрешения возникших проблем. Как выяснится в дальнейшем, эти пути сводились к поискам возможностей сговора с реакционными силами в США и в Японии, в том числе за счет интересов КНДР. Собственно, уже сама поездка Чжоу Энь-лая в КНДР в апреле 1970 г., речи, которые он там произносил,— все это имело и японский аспект, ибо являлось одной из мер давления

на Токйо с целью заставить его занять более лояльную позицию в отношении КНР.

После визита Чжоу Энь-лая китайско-корейские отношения получили дальнейшее развитие. В июле — августе 1970 г. в КНР находилась военная делегация КНДР во главе с членом Политического комитета, секретарем ЦК ТПК, начальником генерального штаба Корейской народной армии генералом армии Дин У.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta