Сентябрьский кризис

Сентябрьский кризис 1971 г. не только не разрешил противоречий внутренней и внешней политики маоистского режима, но во многих отношениях усугубил их. С одной стороны, после кризиса продолжался процесс маневрирования с целью приспособления наиболее закостенелых маоистских догм к требованиям реальной действительности, с другой — перед правящей группировкой постоянно маячила опасность возрождения тех элементов прошлого, которые, развившись и укрепившись, могли перечеркнуть «завоевания культурной революции», взорвать и опрокинуть созданный ею режим. По существу, это было внешним проявлением борьбы между глубоко укоренившимися в Китае элементами социализма и антисоциалистической теорией и практикой маоизма. Таким образом, пять лет спустя после «культурной революции» вновь остро встал вопрос о перспективах дальнейшего развития страны.

На этот раз борьба двух путей, двух линий приняла форму борьбы между сторонниками и противниками Линь Бяо. Похоже на то, что «великий кормчий» и сам не заметил, как он превратил своего развенчанного «преемника» в выразителя дум и чаяний широких общественных слоев Китая. Желая персонифицировать противников режима с целью наполнения борьбы против них конкретным содержанием, Мао стал приписывать Линь Бяо авторство всех критических мнений о режиме, хотя в действительности их носителями были представители самых различных слоев китайского общества— рабочих, крестьян, интеллигенции, армии. В результате образовалась всеобъемлющая антимаоист- ская платформа. Выдвигая против Линь Бяо все новые и новые обвинения, Мао хотел как можно больше очернить, втоптать Линя в грязь, а на деле возвел его на пьедестал знаменосца всех антимаоистских сил в стране. Вот почему борьба против Линь Бяо приняла столь затяжной и ожесточенный характер. С самим Линем и его ближайшим окружением справиться было довольно легко, но задача сокрушения того, что стало обозначаться термином «линьбяосцы» и что на практике представляло собой реально существующую антимаоист- скую оппозицию, оказалась далеко не столь простой.

Двухлетняя борьба против «линьбяосцев» требовала подведения определенных итогов. Накопился и целый ряд неотложных практических вопросов, решение которых нельзя было откладывать слишком далеко. Партия продолжала пользоваться уставом, в котором Линь Бяо именовался «близким соратником товарища Мао Цзэ-дуна и продолжателем его дела». Страна и армия два года жили без министра обороны, начальника генштаба, начальника главпура, командующих основными родами войск. Оставались вакантными важнейшие государственные посты, в том числе заместителей премьера Госсовета КНР. Заметно поредел состав Политбюро ЦК КПК. Из 25 членов и кандидатов в члены Политбюро, сформированного на IX съезде КПК, к 1973 г. оставалось лишь 16 человек.

Все эти обстоятельства и заставили махистское руководство пойти на преждевременный созыв X съезда КПК.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta