Восстановление законных прав

Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединенных Наций затруднялось также действиями самого Пекина, внешняя политика которого с начала 60-х годов все более утрачивала свои конструктивные черты, а в период «культурной революции» приобрела ярко выраженный авантюристический характер. Это довольно наглядно отражают результаты голосования в ООН. До 1966 г., то есть до начала «культурной революции», росло число голосов в пользу представительства КНР в ООН. Причем показательно, что это возрастание неизменно происходило по мере увеличения количества членов ООН, то есть главным образом за счет развивающихся стран, где народный Китай пользовался возрастающим авторитетом. Так, в 1956 г. число членов ООН увеличилось на 19 государств, из которых 12 проголосовали за восстановление прав КНР и 2 воздержались от голосования. Общее число голосов в пользу Китайской Народной Республики сразу увеличилось в два раза. Однако в годы «культурной революции» (1966—1968) число голосов, подававшихся за КНР, не только не росло, но и сокращалось (в 1965 г.—47, в 1966—46, в 1967—45 и в 1968 — 44). И это при условии, что за эти годы членов ООН стало больше на 9 государств (в 1965 г.—117, в 1968     г.—126).

В декабре 1969 г. отдел печати Госдепартамента США опубликовал брошюру, в которой подводился некий баланс «достижений» и «неудач» Пекина. Перечень неудач оказался явно длиннее и состоял из семи пунктов. К их числу авторы брошюры относят то обстоятельство, что китайским лидерам не удалось навязать афро-азиатским странам точку зрения, согласно которой СССР. не является азиатской державой; ухудшение отношений КНР с некоторыми молодыми африканскими государствами в результате «прямолинейных попыток вмешаться в их внутренние дела»; провалы враждебной деятельности в отношении Индии; крушение попыток создать «ось Пекин — Джакарта»; обострение отношений с СССР; поражение линии, направленной на то, чтобы подчинить своему влиянию КНДР; срыв планов во вьетнамском вопросе.

Авантюристический курс Пекина на международной арене привел к ощутимому сокращению товарооборота КНР. В 1968 г. он составил 3,6 млрд. долл. (в том числе свыше 400 млн. долл. приходилось на Гонконг); это на 700 млн. долл. меньше, чем до начала «культурной революции».

Вполне очевидно, что внешняя политика маоистов в том виде, в каком она осуществлялась в годы «культурной революции», наносила прямой ущерб национальным интересам Китая. Но с определенного момента, а такой момент как раз и обозначился к концу 1969    г., эта политика перестала отвечать и националистическим интересам группы Мао Цзэ-дуна. Здесь мы сталкиваемся с одной из самых сложных особенностей «маоистского феномена» — с вопросом об относительной устойчивости маоизма, о причинах, почему и каким образом Мао Цзэ-дуну и его сторонникам удавалось в течение столь длительного времени осуществлять свою внутреннюю и внешнюю политику. Речь пойдет лишь об одной стороне затрагиваемой проблемы.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta