Опасение командования ВМФ

В основе критического отношения к объединению видов вооруженных сил лежало опасение командования ВМФ относительно передачи чрезмерной власти в руки гражданских деятелей или

военных из других видов вооруженных сил, которые могли не понимать и недооценивать значение морской мощи. Руководство ВМФ приводило примеры из истории других государств и указывало на плачевные результаты вмешательства в дела флота в результате неправильного и непрофессионального использования военно-морской силы. После поправки к закону 1947 г., принятой в 1949 г., министр ВМФ потерял положение члена кабинета и перестал быть постоянным членом СНБ. Это привело к тому, что воздействие руководителей ВМФ на политику национальной безопасности уменьшилось. В то же время, по мнению командования ВМФ, роль министра обороны и его помощника по делам международной безопасности в формулировании этой политики была недостаточной.

Большое недовольство руководства флота вызвало и изменение системы подчиненности. Специалисты ВМФ утверждали, что система подчинения, сложившаяся на основе 150-летнего опыта, включая и опыт второй мировой войны, и действовавшая в послевоенные годы, вполне соответствовала требованиям ведения современной морской войны. Она во многом отличалась от системы, принятой для сухопутных сил, так как основывалась на таких особенностях ВМС, как мобильность, многосторонность, высокий уровень самообеспеченности и т. д.128 По их мнению, эта система доказала свою жизнеспособность во время второй мировой войны, когда флот проводил разнообразные операции —от ведения противолодочной войны до обеспечения снабжения союзников и проведения широкомасштабных амфибийных операций.

В соответствии с законом 1947 г. командные права министра военно-морского флота и особенно начальника морских операций оказались существенно ограниченными. Он фактически оказался на положении представителя ОКНШ при объединенных и специализированных командованиях на Тихом океане и в Атлантике; в Северной Атлантике и Средиземном море. В 1953 г. президент Д. Эйзенхауэр принял решение о тон, что отныне министры видов вооруженных сил, а не начальники соответствующих штабов будут выступать в качестве исполнительных агентов министра обороны.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta